Яхта “Лагуна British Friendly”

Как говорит сам Виктор Языков: “Важный шаг – «Лагуна» – первая яхта собственного проекта. С ней столько переживаний связано, что на десяток лодок хватит! Мы ее строить начали в середине 1980-х из подручных средств во дворе дома, в Лазаревском. Не спешили – старались каждую деталь довести до совершенства… Но в 1986 году взорвался Чернобыль и меня призвали на полгода дозиметристом. Знакомые предлагали откупиться от призыва, но внутри что-то щелкнуло – надо ехать! Если каждый откажется, кому разгребать?! За два месяца выбрал свою норму радиации, а когда вернулся, полгода вообще работать не мог, ходил сам не свой.”

С проектом помог ленинградский конструктор Стружилин. Виктору он очень тогда помог и советами, и дельными вещами для яхты, за что Виктор ему очень благодарен и по сей день.

Одновременно с разработкой проекта началась заготовка материала для изготовления яхты. Основной материал – знаменитый кавказский каштан. Дерево, которое почти не поддается гниению, в нем не заводятся древоточцы. Построенные из каштана дома стоят веками, шлюпки и суда получаются крепкими и надежными. Единственный недостаток – дерево выделяет при намокании краситель, поэтому его необходимо вымачивать.

Началась эпопея с каштаном: поиск подходящих, заваленных ветром деревьев, раскряжевка, транспортировка, распиловка, отбраковка, вымачивание, сушка. Затем снова распиловка на рейку, снова отбраковка и сушка. Заготовка материала для корпуса и палубы заняла более двух лет. Параллельно готовились детали набора: киль, шпангоуты, кницы, был также сделан транец – краса яхты. Транец был обшит красным деревом, покрыт в несколько слоев бесцветным лаком и выглядел изумительно.

Затем набор корпуса и обшивка. Корпус обшивался каштановой рейкой толщиной 20-22 мм встык. На торец рейки наносилась эпоксидная смола, сверху накладывалась другая рейка и с силой прижималась. Сверлилось отверстие и завинчивался шуруп, чтобы рейки не расходились, пока не станет клей. Таких отверстий по длине рейки нужно было сделать не один десяток, и ввинтить шурупы надо было быстро, пока не затвердела эпоксидка. Если это не удавалось, то работа переделывалась. Надо сказать, что всегда, в любой ситуации, Виктор на первое место ставил качество работы и всегда работа, выполненная им, отличалась высочайшим качеством. После того, как смола затвердевала, шурупы выворачивались, а на их место вбивались деревянные шпильки. После деревянная обшивка корпуса на два раза покрывалась стекловолокном, пропитанным эпоксидной смолой и уже потом окрашивалась.

После обшивки яхты делали и устанавливали фальшкиль. На всю пластину фальшкиля свинца не хватило, поэтому отлили только концевую его часть, верхнюю же часть, которая примыкала к корпусу, лили из бетона. Далее – настил палубы, установка рубки, заливка палубных швов пеком и окраска. Потом установка рангоута и такелажа и спуск на воду!

Яхта строилась с перерывами шесть лет. В 1986 году перерыв на ликвидацию Чернобыльской АЭС, в 1988-1990 – на уникальный проект по подготовке и участию советских спортсменов в кругосветной гонке Whitbread и третий перерыв на стажировку на английской верфи “Elefant”. Эта поездка, которую он планировал на две недели, затянулась на четыре месяца. Но она и дала очень много. В это время он познакомился с передовыми технологиями в ремонте, а главное – в строительстве яхт, и что очень важно – завязал тесные отношения с ведущими яхтенными конструкторами и дизайнерами. После эти связи будут использованы им при строительстве яхт по проекту “Wind of Сhangе”. Там же получил приглашение от Королевского яхт-клуба Великобритании на участие в трансатлантической гонке одиночек, которая должна была состояться в следующем, 91-ом году. По возвращении на Родину Языков достраивает “Лагуну”.

Все это время находится очень много добровольных помощников, плененных его энтузиазмом, я бы даже сказал – фанатизмом. Помогали кто чем мог: кто работал на вспомогательных работах, кто собирал свинцовый лом для отливки фальшкиля, кто принесет кусок трубы, кто достанет килограмм медных гвоздей или шурупов, а кто из продуктов что-нибудь притащит.

Но основных помощников было четверо. Во-первых, это, конечно же, теща-“мама” Анна Нестеровна и жена Людмила (наших родителей к тому времени уже не было: отец погиб в море еще в 62-м, а мама умерла в 85-м). Анна Нестеровна – кормилица. На ней огород и хозяйство. Таких урожаев с огорода вокруг никто не собирал. Особенно хороши были помидоры! Жили в то время на ее пенсию, да на ею же выращенные фрукты-овощи. Денег, что зарабатывал Виктор, охраняя по ночам склады и убирая соседнюю кафешку, не хватало даже на материалы для яхты. То, что заработал во время стажировки на верфи в Англии – также ушло на строительство яхты. Жена Людмила работала в книжном магазине – заработки не ахти, но все помощь. Было еще двое постоянных помощника, два Саши – Бурлакин и Дзконян. Работали хорошо, с душой.

1990 – 1991, переход Сочи – Англия на “Лагуне”

“«Лагуну», наконец, достроили в начале 1990-х, а на лето 1992-го подали заявку на участие в Трансатлантической гонке одиночек из Британии в Америку. Собирались в Лондон заранее яхту перегнать, уже там довести до ума, и вдруг в Сочи не дают добро на выход за границу. Хоть разбейся – ничего не объясняют, просто молчат. (Потом уже, спустя несколько лет, встретил в Стамбуле бывшего замначальника погранотряда. Он и рассказал, что на одном члене экипажа судимость старая висела, а у другого армянская фамилия, – значит, потенциальный перебежчик.) Мы решили – пойдем в Одессу, там, надеялись, режим проще. Но на траверзе Ялты попали во встречный шторм, а у нас одни паруса и нет двигателя. Понимаю – до Одессы не дойдем, разобьемся. Плюнул на все и повернул к Босфору. Пришли в Стамбул – сразу к нашему морскому консулу, рассказываю ему историю, а сам в кошмарном состоянии, чуть не плачу, обидно до жути. Столько строили, столько сил вложили в лодку, приглашение на гонку Королевского клуба получили… Благо консул оказался нормальным мужиком, понял, что к чему, и посоветовал определиться, туда или сюда, и прямо сказал, что, если останусь, меня завтра же здесь достанут. Нагрузка психологическая была колоссальная – чуть не врагами народа себя считать стали…

Вышли в Средиземное море – шторм сильнейший, таких даже в «ревущих сороковых» во время кругосветки на «Фазиси» не видал. (Как узнали позже, он разорил семь городов на побережье, погибло много судов.) А у нас даже карт нет. В Пирей зашли, и я у одного штурмана на кусок кальки перерисовал атлас всего моря – так по кальке и ориентировались…

Добрались до Гибралтара и выползли в Атлантику, как раз, к встречным штормам в Бискайском заливе. Думал оставить лодку зимовать во Франции или Испании, а по весне добираться до Британии, но решился не ждать и не прогадал. Пять штормов, и все – попутные. Сто пятьдесят миль в день делали. Для малютки «Лагуны» – отличная скорость. Но жутко страшно. Днем темно, как ночью, молнии со всех сторон, град сильнейший. Ветер такой, что шли под одним штормовым стакселем, иначе лодка просто ложится на воду.

А ночью со встречными танкерами в нескольких метрах расходились – вода прямо вибрирует, воняет солярой, чувствуется, как стальная громада в сотни раз больше твоей яхточки ползет в темноте, совсем рядом. И ни зги не видно. Представляешь, что в рубке танкера пусто, судно на автопилоте, а штурмана кемарят. Наедет он на тебя, никто и не заметит, разве что краску с борта обдерешь у него – и на дно…

На последнем издыхании, вымученные, накануне Рождества зашли в Портсмут – в яхт-клубе на нас, как на пришельцев из каменного века, смотрят. У них давно все со вспомогательными движками ходят, у нас – одни паруса. Еще на пристань ступить не успели, как нам сообщили, что СССР больше нет! У нас же никакой связи с миром не было. Ну, думаю, хоть с этим нам повезло, – может, не посадят, когда вернемся.”

Через некоторое время Бурлакин и Дзконян отбыли домой, а Виктор и Людмила, поселившись у приятелей, стали готовиться к старту гонки. Виктор Языков работал на верфи, приводил в порядок поизносившиеся за период навигации яхты англичан, а Людмила выполняла нехитрую женскую работу: убирала в домах, шила занавески и шторы.

Приближалось время старта гонки. Заработанных денег кое-как хватило на то, чтобы подготовить “Лагуну” к гонке: выправить такелаж, запастись продуктами. И здесь не обошлось без помощников: сердобольные англичане помогали, кто чем мог, самые крупные подарки: подруливающее устройство для яхты и продукты на рейс. В знак благодарности простым английским людям за их дружелюбие Виктор изменил название яхты. Она стала называться “Laguna British Frendly”

“Laguna British Frendly” в трансатлантической гонке

В воскресенье, 7 июня 1992 года из Плимута в знаменитой гонке OSTAR стартовали 87 смельчаков. Впервые среди вымпелов одиночек над судами реял российский флаг.

Вот записи Виктора Языкова, сделанные в судовом журнале: “Я счастлив, я достиг своей цели. Я мечтал об этом, но на пути к этой мечте я забыл о ней. Когда-то, где-то она потерялась на этом долгом пути…”

Всю дистанцию гонки “Лагуна” шла довольно ходко. И вдруг, на 25-е сутки – штиль! Долгий, изматывающий. Обидно было застрять в самом конце. А когда, наконец, подул долгожданный ветер, он допустил ошибку. Открутилась скоба блока грота-шкотов, и Виктора гиком ударило по голове, сбило с ног. Он вспоминает потом об этом, как о самом кошмарном моменте гонки: “Душила обида: я, профессиональный штурман, умудрился заблудиться!” Когда осознал, где находится, выяснилось: условия для захода в порт самые неблагоприятные.

Приходилось идти против течения и ветра. Вышел из залива, – волна стеной…

И вдруг “Лагуна” пошла легко, преодолевая все препятствия!

До финиша в Ньюпорте, получив зачет, дошли лишь пятьдесят пять участников. “Лагуна” пришла в Ньюпорт спустя двадцать семь дней после старта, заняв тридцать седьмое место в общем зачете и четвертое место в своем классе.

Виктор финишировал 4 июля, в великий праздник американцев – День независимости. С тех пор мы каждый год вспоминаем эту дату. Виктор шлет поздравления своим друзьям и мы, где бы ни были – поднимаем свой бокал за дружбу и большое морское братство и помним тот день, давший начало традиции.

Тот день для него запомнился на всю жизнь. Был волнующий финиш с толпами болельщиков, репортерами и интервью; были встречи с яхтсменами – уже знакомыми, и не очень. Конгрессмен США Рон Макли вручил русскому шкиперу Виктору Языкову американский национальный флаг, специально снятый по такому случаю с Капитолия. Это был триумф!

Но наша жизнь многообразна, в ней всегда присутствуют успехи и неудачи. И большая бочка меда не обошлась без приличной ложки дегтя. За нарушение визового режима Виктора арестовали иммиграционные власти. Наверное, история США знает немного примеров, когда в подобном случае вмешивается президент, но этот случай был именно таким. За Виктора Языкова вступились американские друзья. Глава семьи потомственных военных еще с времен войны севера и юга, бригадный генерал специально звонил по этому поводу своему президенту, и Виктора освободили.

“Первая гонка прошла отлично. У меня связи не было, потому не знал, что мы в своей группе из 18 яхт шли первыми большую часть дистанции. Никому и в голову не могло прийти, ведь там такие гонщики, такие яхты современные выступали! И все равно мы финишировали четвертыми.

В Штатах встретили замечательно! Стал почетным гражданином Ньюпорта, появилось много новых друзей, и они здорово помогли, когда я таки вернулся в Сочи и меня пришли арестовывать за нарушение государственной границы. Награды, поздравительные грамоты американских сенаторов подействовали на воображение пограничников, и меня оставили в покое. В США еще работал какое-то время в компании по производству углепластиковых мачт. Полезный опыт, как раз сейчас для новой лодки (Я/а “Дочь ветра) пригодился.”

 

Авторы статьи: Виктор Языков, Анатолий Языков, Виталий Елагин.

Daughter of the Wind – result

OCEAN SCHOOL                                                                           SOCHI, RUSSIA                               “EVERYTHING CAN BE FOUND AT SEA, ACCORDING TO SPIRIT OF YOUR QUEST”. JOSEPH CONRAD.

 

 

THE HISTORY:

Reading SAILING ALONE AROUND THE WORLD by JOSHUA SLOCUM at the age of sixteen started a dream to build a replica of SPRAY. After over forty years that dream has become a reality but in a very different boat. SELF-BUILT and SELF-DESIGNED: DAUGHTER OF THE WIND, WITH THE SAME SELF-STEERING ABILITY AS JOSHUA SLOCUM’S SPRAY.

 

THE SAILOR:

Viktor Yazykov – born 29th October 1948 in the village of Lazarevskoe on the Black Sea shore of Russia.

fishing with my father from an early age.

working at the local boatyard, building wooden boats, dinghy racing Finn, FD, 470, Tornado.

Military service as a paratrooper.

attended the Naval College and Fishing as a navigating officer on the North Pacific Seas

leading the local Yacht Club in Nakhodka, Japan Sea Far East of Russia.

Skipper of the first Soviet sailing yacht to Japan.

Building and Racing the first Soviet Maxy Fazisy in Round the World Whitbread Race 1989-90.

Single-handed Transatlantic Race 1992 in self built 30 Foot Laguna.

Around Alone 1998-99 in self built Open 40 Wind of Change.

Single-handed Transatlantic Race 2000.

Design and construction    Daughter of the Wind 2003-08.

 

Technical progress became the trap of the modern man and contributed to the degradation, instead of the evolution, as had been predicted.  The dominating majority of us amply demonstrate this principal on the steps of a subway escalator – as soon as we find ourselves on the moving steps, the desire to move disappears.  And while there is a substantial number of those who want to start moving DOWN, only a few elect to move UP.  If we look closely at ourselves, we will see proof of this tendency in everyday lives.

The foundation of our striving to capitalize on the achievements of prior generations and modern technological progress to design and build Daughter of the Wind lays the idea of creating the most suitable conditions for self-improvement and spiritual growth.

 

DAUGHTER of the WIND project was launched in July 2003.

Steps

Yacht design: July – October 2003.

Construction: October 2003 – May 2007.

Sea Trials: Black and Mediterranean seas, July – September 2007.

Modifications and builing a new mast: September 2007 – July 2008.

Sea Trials: Tuapse – Istanbul – Malta – Gibraltar – Madeira – Canaries – Barbados – Charleston, USA:  August – Novenber 2008

Charleston, USA – Newport, USA – Southampton, England.  April : June 2009.

After putting afloat we covered 25 000 miles, of which 15 000 miles alone, twice crossed the Atlantics. All the integrated ideas are successfully carried out. A yacht easily steers a course with lashed tillerf, is easy to control, has high tacking capabilities and maneuvering abilities. She is fast and safe in different weather conditions.

The further preparations for the round-the-world trip, the obtaining and installation of equipment and supply are planned for May – August 2010.

“Daughter of the Wind” Specifications

Dimensions

Length – 10,5 meters

Width – 3,2 m

Sail Area – 60 sq. m

Draft – 2,4 m

Displacement– 2, 75 t

The main idea of design – maximum saifty at minimal effort. The basic project’s feature is the yacht can steer a course without a crew or an autopilot, just with a lushed tiller.

The strategy of design – combining both the most traditional and cutting-edge technologies and materials – allowed to materialize the best achievements of many generations of experts in boatbuilding. The construction comprises chestnut veneer, balsa core and carbonfiber , all the metal items are made out of titanium, a bulb is made of lead, and free standing rotating wing mast  made of carbonfiber prepregs of  high-temperature curing.

 

 

THE BOAT FEATURES:

Daughter of the Wind 34 foot long

Light displacement (2.75t ) sailing yacht with:

Freestanding rotating wing mast

Main boom with pusher vang

Hoyt boom for the foresails

Kick up Rudder

 

The main advantage of the Boat is her unique self-steering ability

The solid carbon fiber keel fin with lead bulb is well positioned and in combination with the dagger board in front of the mast, which is operated from a cockpit, allows it to move the center of a lateral resistance while sailing, so the boat keeps sailing at particular angle to the wind direction with lashed tiller.

Daughter of the Wind keeps sailing dead down wind with lashed tiller up to 18 knots of the boat speed.

CONSTRUCTION FEATURES:

Chestnut veneer, balsa core, carbon fiber, epoxy sandwich structure of the hull shell, deck and interior.

Three watertight bulkheads

Ten watertight compartments for storage

SAILING as SPIRITUAL PRACTICE:

Бессмертны идеи, которые способны сами обновляться, питаясь энергией идеалов.

Those ideas are immortal, which are able to renew themselves, nouworishing from the energy of ideals.

И то, что питает их в сознании, можно определить как основной питающий принцип мира.

Если табе удастся понять, как питаются и рождаются идеи в тебе, то ты постигнешь основу построения и идеальной цели и материального воплощения.

Но для того чтобы уловить это, нужно научиться контролировать тончайшие нити мыслей в своём сознании, которые не всегда удаётся вовремя ощутить.

Развивая интуицию, ищи зти нити.

Но они столь тонки, что требуют осторожности и не терпят напряжения ума.

 

Sailboat – SHE – is a living creature. Building a boat with your own hands creates such a relationship that can not be achieved by any other way.

We have designed and built Daughter of the Wind with the main feature as the self- steering ability that brings a new dimension of freedom.

 

Now, after 15 000 nm of sailing we can say that Daughter of the Wind is a perfect tool of cognition.

 

Sailing at such a high level of freedom, with the natural powers of the Sun, Wind and Ocean we have created kind of conditions of  incoming flow of information and knowledge, which we are able to comprehend in synergy, while in solitude and in harmony with the surrounding space. And now, when the false values have disappeared, all that is left is a process and coming feeling of endlessness, eternity and immortality. Immortality that is nothing but a STATE of a HUMAN SPIRIT.

 

Author: Viktor Yazykov

 

 

Ловить ветер в суете сует

Когда мы говорим об океане, надо понимать, что океан, мировой океан — это душа Земли, как у человека. Земная твердь нашей планеты — это её тело. А воздушный океан — это то, что у человека дух.

Океан

В один прекрасный момент я просто понял, что Земля — это мама, которая нас родила, и, естественно, она просто выше нас по своей организации. Парусная яхта объединяет эти две более высокие субстанции — мировой океан и воздушный океан, соединяя их естественным образом. Получается, что яхта — это вечный двигатель в каком-то плане, потому что энергия ветра неиссякаема. То есть ты отталкиваешься от тверди, от тела, и начинаешь путешествие в пространстве души с помощью силы духа…

Очень много, конечно, нюансов, когда мы говорим о человеке в океане. Все мы изначальное вышли из океана — это наш прародитель. Но люди говорят это, иногда совершено не понимая, о чём говорят. Потому как наш родитель — океан нам вреда причинить не может. И те опасности, которые нас подстерегают, как нам кажется, в океане — это то, что родилось в нашем больном сознании. Для начала нужно полностью исключить такое понятие, как опасность, потому что опасности не существует, кроме той, которую мы сами себе создаём в своей голове. Если уж рассматривать то, что люди называют опасностью, то это просто более или менее сложные ситуации, в которых надо правильно действовать и, само собой, быть к ним готовым.

Я бы назвал яхту идеальным инструментом познания. Мне кажется, это самое правильное определение. Инструмент, который создаётся, безусловно, каждым человеком, его нельзя купить, нельзя получить от кого-то в подарок — это то, во что ты вкладываешь себя. Есть потрясающая фраза, подобной я больше не встречал, Джозефа Конрада: «Everything can be found at sea, according to the spirit of your quest». Одно слово — «всё», хотя понять человек этого не может. Многие эту фразу слышали. Но главное понять… Для человека понятие «всё» отсутствует. Я знаю эту фразу давно, и она приводила меня в восторг, но именно в этот раз я понял, как много всего человек может получить в океане.

Как люди вообще воспринимают океан? Они его не видят. Отражение солнечных лучей от поверхности воды они считают океаном. Когда ты идёшь по океану, то начинаешь в конце концов кое-что понимать… Саша Подводный мне многое объяснил. Когда я его спросил — почему Подводный, он сказал: «Ну всё же под водой…» Там и рыба, в том числе и рифы, и всё остальное. Смотришь, тишь да гладь, ты скользишь по ней, и вдруг — бах! — наехал на риф или заметил рыбу-меч. Или решил искупаться, ныряешь — не будем говорить об акулах, та же медуза «португальский кораблик» может создать очень неприятную ситуацию. Потому внимательно смотри по сторонам.

Яхта идёт иногда с приличной скоростью, узлов до десяти. Для начала надо попробовать искупаться на скорости два, три, четыре узла. Хороший конец должен быть привязан надёжно, надо подёргать эту верёвку, потом надеть на руку — там петля. Я, например, раньше просто руку вставлял в петлю, а теперь из этой петли делаю петлю, затягиваю на запястье и уже держусь, то есть получается двойная страховка. Прежде чем опуститься, само собой надо посмотреть по сторонам. Георгий Иванович (Гурджиев. — Прим. ред.), он же правильно все объяснял: «Надо видеть себя со стороны, помнить себя».

Безопасность

Когда что-то делаешь, думай о том, что делаешь. Это правило является основой безопасности вообще, ну и в океане тоже. Смысл в чём? Когда ты каждый день делаешь одно и то же, то сначала есть ощущение опасности, страха, и всё делаешь внимательно, но постепенно привыкаешь и начинаешь думать бог знает о чём в то время, когда делаешь какую-либо серьёзную вещь.

Практиковать внимательное отношение к тому, что делаешь, нужно постоянно. Занимаясь любым делом, можно практиковаться. Например, у меня есть нож, очень острый, и я его всё время вытираю об руку. Если провести им немного иначе, то порежусь. Точно так же, чем чаще опускаешься за борт на этой верёвочке, тем вроде бы возникает больше шансов, что когда-нибудь какая-то неприятность с тобой случится. Вот такого быть не должно. Это неправильно.

Опасности не существует, как я уже говорил. Как только человек произносит слово «опасность», он автоматически включает программу самоуничтожения. Единственно, чего надо бояться, — это чувства страха. Если ты не боишься, то всё в порядке. А если есть страх, то его и надо бояться. У меня на протяжении 44-х дней и 6 тысяч миль (во время одиночного плавания по Атлантике. — Прим. ред.) не было ощущения страха, опасности и даже тревоги и беспокойства. Это, безусловно, одно из самых главных достижений плавания. Такое было у меня в первый раз.

Четвёртое измерение

Конечно, это состояние формировалось раньше. Ситуация создавалась на протяжении длительного времени. Так создаётся свой мир, я назвал это четвёртым измерением. Безусловно, ты закладываешь в собственный мир четвёртого измерения всё то, о чём мечтаешь. То есть это мир, в котором нет страха, нет опасности, нет ничего неприятного. Ты создал собственное пространство, в котором ничего страшного произойти просто не может. Если ты в состоянии удерживать это состояние, оно может длиться сколь угодно долго.

Процесс создания яхты был очень тяжёлым, но, только когда плавание подходило к завершению, я понял, что у меня финиш совпадает по дате с точностью до нескольких часов с финишем в кругосветной гонке, которая была 12 лет назад. Я понял, что у меня замкнулся 12-летний цикл. Получилось ровно 12 лет и 12 часов. Началось всё с того момента, когда завершилась кругосветная гонка. За это время много всего было. Строительство яхты началось летом 2003 года. И всё, что было сделано, — это подготовка к плаванию. Плавание продолжалось 44 дня, подготовка — 12 лет. Было такое огромное количество событий, людей, которые бескорыстно приняли участие в этом проекте. По-другому такие вещи не происходят. Безусловно, я не воспринимаю данный результат как свой личный.

Я вышел в какое-то новое пространство, обрёл новое знание. Знание того, что люди — каждый человек — живёт в собственном мире. В любой ситуации он живёт в своём мире, который сам создаёт собственными усилиями, и другого быть не может. Ни больше, ни меньше. И только от него зависит, как выглядит его мир. Если, скажем, какой-то человек тебе не нравится, то никто не виноват, что ты такой хреновый художник. Как ты его нарисовал, таким он тебе и представляется. Нарисуй снова.

Для того чтобы получить всё, нужно отдать всё. В принципе ни один человек не может отдать всё, но приблизиться к этому может. Вкладывай себя в течение длительного времени по максимуму, не думая ни о чём, вопреки всем опасениям, страхам, усилиям… Даже небольшое дело связано с риском. С риском того, что из этого ничего не выйдет. И стоит ли оно того, чтобы в него вкладываться? Если ты в состоянии вложиться полностью, то получишь гораздо больше, чем отдал. Ты получаешь качественно другие состояния. У человека есть только его состояние.

Откуда оно взялось, четвёртое измерение, вообще вся ситуация? Это уже давно забытое прошлое… У меня с детства было стремление создать подобную яхту. Всё начиналось с вёсел лет в 10—12, мозоли были на всех местах, где положено. Когда мне было 16 лет, я прочитал книжку о канадском капитане Джошуа Слокама, о человеке, который построил яхту и обошёл на ней вокруг света в одиночку. Его яхта могла идти с закреплённым рулём. За всю историю — а прошло больше ста лет — не было создано ни одной подобной яхты, за исключением наших «Ветра перемен» и «Дочери ветра». Когда выходишь под парусом — это такое чудо! Оказывается, можно двигаться по поверхности океана или моря и не упираться изо всех сил, налегая на вёсла, набивая мозоли. Просто замечательно! Мне в этом плане повезло невероятно. И, несомненно, умение не рулить имеет очень большое значение. Для меня это уже стало реальностью. Почти никаких усилий не требует управление яхтой.

Интересно смотреть на воду за кормой — зрелище бесподобное, оно расслабляет. Скажем, если есть что-то нехорошее, то всё это уносится. А когда хочешь что-то получить, надо смотреть на набегающую волну. Когда ветерок ещё встречный, ты ощущаешь одновременно как бы воду, которая набегает на тебя. Вот такие интересные вещи.

В чём смысл четвёртого измерения? Как его почувствовать? Главное — ситуация, в которой ты минимально занят чем бы то ни было. Это получается, потому что яхта идёт сама, ничего не надо делать. Заранее надо всё очень серьёзно продумать, чтобы вообще не о чем было беспокоиться. То есть заблаговременно создаёшь ситуацию.

Человек всегда живёт в том мире, который создал сам, по-другому не бывает. Когда у человека неприятности, он обвиняет кого угодно и не понимает, что сам смоделировал ситуацию. Но в данном случае ты осознанно и целенаправленно создаёшь мир определённого качества. То есть появляется наконец-то возможность сотворения такого мира, в котором ты не встретишься с неприятностями.

Параметры следующие: не должно быть холодно, не должен дуть сильный ветер, не должно быть много работы и так далее. То есть в этом плаванье задавались конкретные параметры для четвёртого измерения. Безусловно, понятие «четвёртое измерение» появляется только тогда, когда ты в нём очутился. Уже находясь в нём, начинаешь понимать, что это такое. Очень важно удержаться там и не вывалиться.

Тебе при этом подают какие-нибудь знаки. Один знак был — корабль появился. До этого не было ничего. Потом ещё более суровый знак — голубь прилетел. Это было недалеко от островов Зелёного мыса, там спорт такой — почтовых голубей запускают. Я думал, что он улетит. Но нет, 11 суток был на яхте. Это было серьёзное предупреждение: он очень здорово нарушил мою ситуацию, так как надо было его кормить и что-то с ним делать. В итоге я подумал, что он будет со мной до конца, и воспринял это как должное. Тоже была интересная практика. Когда ветерок усилился, сбоку начали залетать брызги, то голубя стало захлёстывать волной. Он поднялся, полетал, прилетел обратно, опять волна на него. В конце концов птица улетела. До берега далеко, но, похоже, голубь встретил какое-то судно и остался на нём. Об этом можно много говорить, ведь ничего случайного не бывает.

Яхта

Большинство людей создают некий мир, но он существует скорее в пространстве сознания. А яхта — это ситуация материализовавшегося созданного мира. Качество созданного пространства, безусловно, имеет огромное значение. Поскольку мы говорим о яхте, то эта яхта осознанно была создана с определёнными характеристиками, чтобы она сама шла.

Мы создали технологию обретения силы в океане. И, наверное, есть люди, которые могут воспользоваться этим делом, применить с пользой для себя. С другой стороны, мы использовали весь накопленный человечеством опыт в области создания яхт, проектирования, материаловедения, технологий, в том числе опыт вот этого человека… Ну и плюс, конечно, Гурджиев, его «Четвёртый путь», Дао Дэ Цзин, И Цзин и всё остальное, что удалось усвоить из премудростей. Они тоже являются частью большой работы, длинною в жизнь.

Осознанность появилась, когда впервые начал разговаривать с волнами… Ветер — это не страшно: паруса убрал, и всё. А волны зачастую создают очень серьёзные ситуации. Ну, это тоже было начало новой практики. Мысль, которая звучит очень просто: в этот раз всё будет иначе. Мне как-то Сергей Ресин сказал ключевую фразу: «Постарайся не делать ничего такого, что можно не делать». Он не стал ничего объяснять, но я понял. Эта практика впервые стала работать. На волне предыдущего опыта осознаёшь две основные вещи: первое — установка на то, что в этот раз всё будет по-другому, всё хорошо, и второе — надо стараться как можно меньше быть занятым, тогда ты свободен к восприятию. В противном случае ты воспринимаешь очень незначительное количество информации или вообще её не воспринимаешь. Это было первое плавание в новом качестве.

Вернусь к волнам. Я начал с ними разговаривать. Когда волны воспринимаешь как что-то родное и близкое, тогда они тебе не навредят. Как-то я упоминал, что волны как огромные дикие звери. Вот ты и начинаешь их уговаривать, что-то обещать, где-то за ухом погладил, как большую собаку.

Существует представление о духах стихий, духах местности. Они, безусловно, есть. Когда появляется понимание этого, тогда всё начинает правильно происходить. Например, есть традиция открывать бутылку вина перед обедом и сначала немного вина вылить за борт — поприветствовать. У нас есть свой тост, который работает. Важно понимать, что есть вещи, которых ты практически не осознаёшь, но они существуют, и их нужно всегда учитывать и благожелательно относиться. Точно так же, когда за яхтой на верёвке болтаешься, прежде чем опуститься в воду, ты должен обратиться с каким-то пожеланиями и просьбами, чтобы всё закончилось благополучно. То есть надо создавать ритуал. Ритуал, которому ты следуешь, является обеспечением твоей безопасности в гораздо большей степени, чем спасательный плот. Я раньше почему-то не придавал значения этому очень важному моменту. Создание четвёртого измерения — это в значительной степени родство с яхтой. Если рассматривать яхту как живое существо, то зачем брать с собой плот? В надежде на то, что, если с яхтой что-то случилось, ты выживешь? Это не прилично, не этично. Яхта это тоже чувствует, понимает. Большинство людей чего только не делают: и страховки, и спасательные жилеты, и плоты, совершенно не понимая, что зачастую причиняют больше вреда, чем пользы, этими вещами. Главное помнить, что яхта — живое существо, и забота о ней, мысли о ней являются основой обеспечения безопасности. И не только безопасности, а, что гораздо важнее, создания четвёртого измерения, создания твоего пространства, твоего мира.

Автор статьи: Виктор Языков, моряк-штурман, яхтсмен, собственными руками построил девятиметровую яхту и пересек на ней Атлантику

Фото: Валерий Баранов

Опубликовано в журнале “Цигун”

Выступление Виктора Языкова в Yacht Russia Club

17 ноября состоялось четвертое заседание клуба единомышленников Yacht Russia Club под эгидой яхтенного журнала YachtRussia.

На этой встрече принял участие известный российский путешественник Виктор Языков.

Выступление Виктора Аркадьевича получилось очень эмоциональным и неоднократно прерывалось аплодисментами. А после него он, естественно, ответил на множество вопросов.

Один из самых неординарных и известных российских путешественников рассказал о своем участии в кругосветной гонке одиночек Around Alone, во время которой он неоднократно балансировал на грани жизни и смерти, и о своих яхтах «Лагуна», «Ветер перемен» и «Дочь ветра». Сейчас Виктор Языков планирует построить новую лодку. «Это будет лодка примерно 7 метров длиной, – рассказал он. – Она будет также уверенно идти без автопилота, как и «Дочь ветра». И будет иметь небольшую осадку. На ней можно будет ходить и по внутренним водам, и в океане, и в кругосветку, в том числе и в одиночку».

Поделился Виктор также и другими своими планами на будущее. «В регатах я больше участвовать не буду, – признался он. – Для меня это пройденный этап. Я и представить себе не мог, стартуя в Around Alone, насколько это будет тяжело. Участвовать в гонке ради участия я больше не хочу».

В ближайшее время Виктор Языков намерен посвятить себя созданной им школе «Океан»: «Я собираю единомышленников, которые могли бы ходить вместе на лодках, таких как «Дочь ветра», где-нибудь в Новой Зеландии, где условия для яхтинга идеальные, может, в формате гонок, может, флотилией – это не важно. Сейчас мы занимаемся тренировкой тела, у меня разработан также комплекс упражнений на дыхание, концентрацию, на укрепление вестибулярного аппарата. А также психологией – избавлением от страхов, в частности от страха перед океаном. Я много общался на эту тему со специалистами, и у меня в этой области немало наработок: как накопить силы, взаимодействуя с океаном, как бороться с одиночеством… Океан и человек – это единое целое. Человек на 80 % состоит из воды, причем из соленой воды. Океан, он как отец. И как отец, иногда может и поругать за что-то. У меня были случаи, когда я чудом избегал гибели, причем несколько раз только по своей дурости. Обеспечение безопасности мореплавания – главная составляющая в программе нашей школы «Океан». И огромную роль играет тут подготовка. Она определяет 90 % успеха… Конечно, мне надо бы еще и книгу написать, но времени не хватает. Я очень благодарен журналу за возможность выступить. Эта встреча важна для меня. Планирую опубликовать цикл статей в Yacht Russia. У меня есть что рассказать, много тем накопилось в последние годы».

Рассказ Виктора Аркадьевича произвел большое впечатление на гостей клуба. «Видно, что Виктор сильно изменился, – сказал, в частности, руководитель Московской яхтенной школы Валерий Романов. – У него появились новые мысли. Чувствуется, что океан для него действительно уже живое существо. Я его хорошо знаю, мы познакомились сразу после гонки Around Alone. Удивило то, что он решил отказаться от участия в соревнованиях. Не ожидал. У него интересные планы, но я хотел бы получше понять его новую философию».

«Мне больше всего запомнился рассказ Виктора о невероятных трудностях, с которыми сталкиваются люди в длительных переходах, – заметил в свою очередь член экипажа фрегата «Паллада», в октябре вернувшейся из многомесячной экспедиции, Александр Львов. – Об огромных физических нагрузках, о проблемах одиночества, о борьбе с нехваткой времени для сна. Это за гранью возможного. В его рассказе чувствовался надрыв, слышался какой-то душевный крик. Вы видели, что порой у него на глазах выступали слезы. Может быть, еще не все созрели для понимания того, что он хочет передать. Несомненно, общение с таким человеком для настоящего яхтсмена очень важно. Оно позволяет избежать множества ошибок».

«Очень понравился его рассказ про лодку, – рассказала шкипер из Москвы Инна Карамян. – Тронуло его отношение к ней как к живому существу. Я верю ему. В каких-то ситуациях лодка его фактически спасала, как своего отца и создателя. И вообще его выступление меня потрясло, хоть что-то и звучало фантастично. Человеку со стороны не понять многих вещей, о которых рассказывал Виктор. Яхтинг людьми непосвященными воспринимается как забава, а одиночные переходы – это тяжелый труд».

«А меня больше всего впечатлила его личность. Это высокодуховный, верующий, интеллигентный человек с невероятным характером. Потрясающая харизма!» – признался молодой яхтсмен Александр Водоватов-Абашидзе.

 

По материалам сайта yachtrussia.ru

«Дочь Ветра» – итоги

17.05.11 14:00 местного подошли к причалу марины Ла Гомера. Яхта застыла в полуметре от понтона, подобрал гика-шкот, чтобы гик с только что убранным гротом, не висел над причалом, перешагнул через леера, закрепил на понтоне, предварительно уложенный шлагами на леере носовой, затем кормовой. Жаркий полдень, палящее солнце, сиеста. На берегу ни души. Порывистый ветер, который пару часов как пришёл на смену почти полному штилю, завывает на все лады в такелаже трёх сотен яхт – теперь он не уймётся до утра. А на воде появилась местная надувнушка под мотором, нехотя идущая на выход, в ней береговой матрос марины. Не увидев никого на входе, он крутит головой и, с некоторым удивлением, замечает, что мы уже привязались. Помахали друг другу: “Thank you, my friend, we are all right”.

За полчаса до этого, позвонил в офис марины, повезло, Габриэла была на месте, кроме неё по английски почти никто здесь не говорит. Попросил выслать матроса на входной понтон. На душе сразу полегчало. Швартоваться в одиночку, без двигателя, да ещё и без человека на причале, когда задувает шесть – семь баллов, это уж слишком. Тем более, что за все сорок четыре дня и ночи, на протяжении шести тысяч, оставшихся за кормой, океанских миль ветер ни разу не превышал пяти баллов, но и такое было всего два -три раза. Да и штилей, как этим завершающим плавание утром, тоже почти не было. Резкий, порывистый ветер сменил декорации почти мгновенно. Уже приспособлено было неоднократно проверенное, надёжное пятиметровое весло, до входа в гавань оставалось мили полторы. Закрутить стаксель дело пяти секунд, да минуты три-четыре взять два рифа. Крен до двадцати пяти-тридцати градусов, скорость около семи узлов, вкрутую, на правом галсе, без лавировки вырезаемся на вход – наш Кораблик отлично идёт без руля, есть возможность достать кранцы и швартовы, аккуратно шлагами разложить грота-фал на рубке, да так, чтобы он и при крене не оказался за бортом, швартовы закреплены на носу, корме и уложены шлагами на леерах так, чтобы выпрыгнув на понтон, можно было было дотянуться до них одной рукой, а другой удерживать лодку. В бухте, окруженной крутыми высокими берегами, ветер резко меняется по силе и направлению. Мы то полностью останавливаемся, то кренимся до ватервейса. Повезло, паромов нет, расходиться с ними в такой ситуации без двигателя в тесноте этой бухты – чистое безумие.

Акваторию бухты прошли. На хорошей скорости пролетаем узкий вход в гавань, наполовину занятый ошвартованным по правой стороне местным паромом. До нашего причала метров пятьдесят, травим шкот – грот обезветрился, бегом к мачте, отдать фал, грот на палубе. Отпорник не понадобился, яхта застыла без движения в пяти метрах от стоящего кормой к причалу местного катера береговой охраны и в полуметре от причала, точно там, где и намечено. Соображаю, что вполне даже можно подобрать гика-шкот, свисающий с него грот не будет мешать передвигаться по причалу. Да-а-а-а, похоже Папа оценил нашу тщательную подготовку к швартовке, нам как раз и хватило пять-десять секунд затишья, чтобы без суеты закрепить оба подготовленных конца, носовой и кормовой. All is well, what ends well.

Воистину, хорошо то, что хорошо кончается. Сегодня, 17 мая 2011, через 12 лет и 12 часов после финиша в кругосветной гонке одиночек AROUND ALONE 98-99, пришло время подводить итоги наших достижений за эти двенадцать лет.

ПРОЕКТ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ШКОЛОЙ ОКЕАН

при поддержке:

“OLIMPIC CITY” – Семеняченко А.В.

“БАСАРГИНО” – Скобликов С.М.

Клуб Адмиралов – председатель адмирал флота В.И. Куроедов.

“ПЕРЕСВЕТ ГРУПП”Пронин О.В.

НПФ “БАСК” – одежда и снаряжение, Богданов В.Ф.

Партнёр программы по научной части и высокотехнологическому обеспечению

ЦНТБ г. Москва – Баранов В.Д.

ТЕЛЕКОМ СТВ – Зйдельман Б.Л. – солнечные батареи.

“WINDJAMMER” – А. Безбородько – окраска корпуса яхты, оборудование.

“МОРЕМАН” – А.Маркаров, К.Колесов – оборудование.

“НАВИКОМ” – И.ГУРЕЕВ – судовая злектроника.

“THE SHIP STORE” – J.L.DEVEAU NEWPORT, USA – оборудование.

“THE ELEPHANT BOATYARD” – Tom Richardson, Brian Crawley UK – cтоянка, подготовка яхты.

Seahorse International Sailing – Andrew Hurst. The official magazine of the Royal Ocean Racing Club.

Российская ассоциация телемедицины – медицинское оборудование, исследования.

Выражаем также нашу искреннюю благодарность за поддержку Александру Сундукову, Андрею Дёмину, Михаилу Химичу, Алексею Бахтинову, Oлегу Карпилову, Вячеславу Тюрину, Марие Семененко, Алексею Карпенцеву, Петру Матковскому, Мурату и Сулиете Кусовым, Pepe&Cindy Hernandez, David&Clare Scully, Joe Brito, Liz Sanders и многим другим благодаря безкорыстному участию которых осуществляется эта программа.

Информационная поддержка:

www.oceanschool.ru

www.oceanschool.org

YACHTING – RUSSIA’S PREMIER MARINE MAGAZINE.

Автор статьи: Виктор Языков