26.05.2017

Плывущая, чтобы плыть

Яхта Дочь Ветра Виктора Языкова

Но истые пловцы – те, что плывут без цели:
Плывущие, чтоб плыть! Глотатели широт,
Что каждую зарю справляют новоселье
И даже в смертный час ещё твердят: – Вперед!

Шарль Бодлер, перевод Марина Цветаева

17.05.11 14:00 местного подошли к причалу марины Ла Гомера. Яхта застыла в полуметре от понтона, подобрал гика-шкот, чтобы гик с только что убранным гротом, не висел над причалом, перешагнул через леера, закрепил на понтоне, предварительно уложенный шлагами на леере носовой, затем кормовой. Жаркий полдень, палящее солнце, сиеста. На берегу ни души. Порывистый ветер, который пару часов как пришёл на смену почти полному штилю, завывает на все лады в такелаже трёх сотен яхт – теперь он не уймётся до утра. А на воде появилась местная надувнушка под мотором, не хотя идущая на выход, в ней береговой матрос марины. Не увидев никого на входе, он крутит головой и, с некоторым удивлением, замечает, что мы уже привязались. Помахали друг другу: “Thank you, my friend, we are all right”.

За полчаса до этого, позвонил в офис марины, повезло, Габриэла была на месте, кроме неё по английски почти никто здесь не говорит. Попросил выслать матроса на входной понтон. На душе сразу полегчало. Швартоваться в одиночку, без двигателя, да ещё и без человека на причале, когда задувает шесть – семь баллов, это уж слишком. Тем более, что за все сорок четыре дня и ночи, на протяжении шести тысяч, оставшихся за кормой, океанских миль ветер ни разу не превышал пяти баллов, но и такое было всего два -три раза. Да и штилей, как этим завершающим плавание утром, тоже почти не было. Резкий, порывистый ветер сменил декорации почти мгновенно. Уже приспособлено было неоднократно проверенное, надёжное пятиметровое весло, до входа в гавань оставалось мили полторы. Закрутить стаксель дело пяти секунд, да минуты три-четыре взять два рифа. Крен до двадцати пяти-тридцати градусов, скорость около семи узлов, вкрутую, на правом галсе, без лавировки вырезаемся на вход – наш Кораблик отлично идёт без руля, есть возможность достать кранцы и швартовы, аккуратно шлагами разложить грота-фал на рубке, да так, чтобы он и при крене не оказался за бортом, швартовы закреплены на носу, корме и уложены шлагами на леерах так, чтобы выпрыгнув на понтон, можно было было дотянуться до них одной рукой, а другой удерживать лодку. В бухте, окруженной крутыми высокими берегами, ветер резко меняется по силе и направлению. Мы то полностью останавливаемся, то кренимся до ватервейса. Повезло, паромов нет, расходиться с ними в такой ситуации без двигателя в тесноте этой бухты – чистое безумие.

Акваторию бухты прошли. На хорошей скорости пролетаем узкий вход в гавань, наполовину занятый ошвартованным по правой стороне местным паромом. До нашего причала метров пятьдесят, травим шкот – грот обезветрился, бегом к мачте, отдать фал, грот на палубе. Отпорник не понадобился, яхта застыла без движения в пяти метрах от стоящего кормой к причалу местного катера береговой охраны и в полуметре от причала, точно там, где и намечено. Соображаю, что вполне даже можно подобрать гика-шкот, свисающий с него грот не будет мешать передвигаться по причалу. Да-а-а-а, похоже Папа оценил нашу тщательную подготовку к швартовке, нам как раз и хватило пять-десять секунд затишья, чтобы без суеты закрепить оба подготовленных конца, носовой и кормовой. All is well, what ends well.

Воистину, хорошо то, что хорошо кончается. Сегодня, 17 мая 2011, через 12 лет и 12 часов после финиша в кругосветной гонке одиночек AROUND ALONE 98-99, пришло время подводить итоги наших достижений за эти двенадцать лет.

Однако, посмотрим на события согласно хронологии.

Июнь 1999 года, журнал SEAHORSE (ROYAL OCEAN RACING CLUB) королевского океанского гоночного клуба Англии лавры триумфатора гонки АА 98-99 отдал российской яхте “Ветер Перемен”, самой маленькой из шестнадцати стартовавших участников, оценив наше достижение выше победы, назвав яхтсменом месяца, потом на Родине – Звание Человек Года, Заслуженный мастер спорта… На волне такого успеха мы ринулись строить яхту побольше. И только после четырёх кошмарных лет, когда уже сделали большую часть работы по созданию новой яхты, стало понятно, что нам, на самом деле, нужно делать и какая яхта нам нужна.

Август 2003 года началось проектирование, а через пару месяцев и строительство нового кораблика. Это был далеко не первый наш опыт в создании яхт, и тем не менее казалось полгода-год и новая лодка будет на воде. Да, как память коротка. С другой стороны, зная, что ждёт впереди, очень трудно было бы решиться начинать новый проект, ведь в конечном итоге до спуска 2008 года на строительство яхты ушло более тридцати тысяч человекочасов – после этого мы уже перестали считать. А работа эта продолжалась до самого старта, завершающего программу плавания, 4-го Марта 2011 года.

26 мая 2007 года “ДОЧЬ ВЕТРА” была благополучно спущена на воду, а дней через десять мы вчетвером отправились в Средиземку, предполагая дойти до Англии. Теперь уже и трудно вспомнить, что тогда было в голове, какие конкретно планы.

После короткой стоянки в Стамбуле прошли Мраморное море и Дарданеллы. Первые же мили в Средиземном море были омрачнены разногласиями по поводу дальнейшего маршрута и команда наша стала редеть, а вскоре случилось то, что по моему было совершенно неприемлемо.

Короче, остался один на совершенно новой яхте, в районе плавания с интенсивным судоходством и сложной навигационной обстановкой. Казалось случилось худшее, то чего никак не ожидал. Однако, уже через несколько часов настроение из совершенно удручённого стало сначала ровным и спокойным, а затем появилась какая-то неземная уверенность в себе и в яхте. Фактор времени, который так жестко давил многие годы, вдруг исчез совершенно. Это была не эйфория, не восторг, а нечто гораздо более существенное. Это было похоже на подведение итогов, не только понимание и ощущение того, что наша новая яхта превосходит все ожидания и стоит тех невероятных затраченных усилий. Спокойная и совершенно необычная, какая-то неземная уверенность в том, что подведён ИТОГ ВСЕЙ, как одно дыхание, ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОЙ ЖИЗНИ и подведя черту можно спокойно поставить высший балл. Просто самой наградой и ощущением высокой оценки стало то невероятное состояние, настолько необычное, доселе неведомое, никаким образом не предполагаемое. Никогда в голову не приходило, что такое вообще бывает.

Тогда, после четырех лет строительства, пройдена первая тысяча миль, две недели на воде на совершенно новой яхте, не было мыслей ни о чём кроме того, что Кораблик удался на славу настолько, что и не мечтали, начиная эту работу.

В сентябре поднялись на берег, удлинили корму на полметра, сделали новую мачту, на этот раз из препрегов, на метр длинее и на тридцать килограммов легче. Увеличили площадь пера руля и ещё огромное количество более мелких, но важных работ было сделано командой 8 -10 человек за десять месяцев, до следующего спуска на воду.

30 июля 2008 года ушли из Туапсе на Стамбул. Опасались традиционных летних штилей, но в первую же ночь неутихающий с отхода норд-ост доходил до восьми баллов, а наша скорость под полным гротом (без стакселя) – до 18 узлов. Тяжкое наследие прошлого: гоночный опыт не позволял уменьшить парусность, рулил почти до утра, в кромешной темноте, пока гребень шальной волны, обрушившись на кормовую часть палубу, ударил в спину и через открытый входной люк вода по горизонтали долетела до мачтовой переборки. Даже в Южном Океане не помню ничего подобного. Взяли пару рифов и спокойно пошли дальше, а скорость упала не на много. В Стамбуле получили новый стаксель от нашего парусного мастера из Англии. За первые сутки после Стамбула пробежали 217 миль. Прошли Средиземное море с остановкой на Мальте. Гибралтарский пролив пролетели тёмной, безлунной ночью,с попутным ветром силой не менее восьми баллов, здесь начинаются пассаты (моё личное ощущение). Скорость под полным гротом и в этот раз достигала 18 узлов при дикой толчее, вызванной малыми глубинами и встречным приливным течением, рулить в таких условиях – опыт потрясающий, и на любой другой яхте может закончиться плачевно. У нас же киль почти на два метра сдвинут в корму от мачты и при поднятом шверте центровка идеальная, а отсутствие вант и бакштагов и высокое расположение гика (выше головы стоящего в кокпите рулевого), так что от непроизвольного перебрасывания гика проблем практически никаких.

Недельная стоянка в Марине Пуэрто Де Санта Мария, три дня на Мадейре. И почти месяц на Ла Гомере, продолжали готовить яхту к трансатлантике, пережидая разгар сезона ураганов, который в том году был необычно суровым.

И снова в море, вернее в Океан, полная луна, за полночь. Накануне перешвартовались носом на выход. Ветер, как практически и весь этот месяц стоянки, норд-ост, то есть пассат, усиленный ночным бризом и ущельем, которое выходит прямо в гавань марины, силой не менее шести баллов с порывами до восьми. Стоим левым бортом к причалу, кормой к ветру. Наши местные друзья организовали прекрасный вечер, sail away party, настроение у всех приподнятое. Однако, уже часа два ночи, да и провожающие почти все разошлись. Мне-то не до веселья, под одним стакселем ветра достаточно, но на выходе придётся приводиться вкрутую – без грота не получится, но как его поднять при шестибальном ветре с кормы, стоя у причала?

Утихнет только к утру, да уж как-то неприлично задерживаться после таких славных проводов. И конечно же тем, кто всё ещё стоит на причале хотелось бы увидеть как мы отойдём.

Присматриваюсь, прислушиваюсь как меняется ветер, на порывах явно за семь баллов, но как всегда в гавани, порывы сменяются ослаблением. По флагам на яхтах, что стоят метров за сто наветреннее, можно увидеть как ветер стихает, через мгновение налетает очередной порыв, а у нас в это время некоторое затишье, пытаюсь уловить эти ритмы. Ну что ж, пора что-то делать: растравливаю гика-шкот почти полностью, ветром гик сразу же выносит за борт. Поднимаюсь на рубку, закладываю пару шлагов грота-фала на лебёдку, очень удобно, что она на мачте.

Наблюдаю за флагами, мысленно считаю, через какое время налетает очередной порыв. Отдаю последний найтов с грота, начинаю выбирать фал заранее, и он уже поднят наполовину, когда ослабление ветра дошло до нас. Парус быстро идёт вверх, благо стоячего такелажа нет, фал у нас в два лопаря, ползуны расхожены, ликпаз смазан, лебёдкой добираем последние полметра. В три прыжка у румпеля, все швартовы кроме короткого прижимного на корме, отданы заранее, даже кранцы убраны. Кормовой заведён дуплинём через причальную утку на стопор, который под рукой, многократно проверенный приём (сколько раз приходилось уходить одному), никто не замешкается с его отдачей. Долго сказка сказывается – всё это заняло четверть минуты. Яхта рванулась, пробежала три-четыре длины корпуса, поворот фордевинд, румпель легко управляется ногами, а руки свободны для работы с гика-шкотом. Грот перебросило, но шкот, который перед поворотом наполовину подобран, травится совсем немного, (только погасить рывок) – в этот момент уже начинаем приводиться, поворачивая направо к выходу из гавани. Благодаря удобному расположению палубного оборудования и рулевого устройства, правильной проводке снастей, один человек легко справляется с любой работой, играючи. Чтобы добирать снасти нет необходимости крутить лебёдку, разве что в очень сильный ветер.

Несколько секунд и причал с провожающими уже не видно за волноломом, ах жаль не сообразил вовремя обернуться, спасибо вам, ребята.

А как сказочно прекрасно в Океане, освещенном полной луной. На просторе ветерок баллов пять, скорость под гротом 8-10 узлов, румпель жёстко закреплён в ДП, шверт поднят. И всё происходит само собой.

Переход до Барбадоса был просто великолепным, изо дня в день яхта бежит с закреплённым рулём, делая по сто семьдесят миль в сутки под одним гротом. Удивительно, что иногда разгоняясь на короткой попутной волне, скорость на мгновенье достигает 17-18 узлов, но в среднесуточная скорость меньше, чем казалось должна бы быть. Не менее удивительно, что яхта сутками идёт с закреплённым рулём на чистом фордевинде и довольно крутой попутной волне, бортовая качка, само собой, приводит к зарыскиванию, но мы снова и снова возвращаемся на свой курс и при этом не возникает никакого отклонения от генерального курса. С тех пор, как впервые, более сорока лет назад прочитал Джошуа Слокума, самым неиссякаемым стремлением было именно так идти в Океане на яхте, которой нет нужды управлять. Правда в этот раз с нами был Слава Тюрин, благодаря весомому вкладу которого в подготовку к этому плаванию нам вообще удалось выйти в море, а мне самому ещё и выжить, но не будем о таких пустяках, тем более всё это уже позади. Дней десять ушло на получение штатовской визы и ещё восемь дней шли до Чарльстона, где и завершилось 25 ноября плавание 2008 года.

Подготовка к навигации 2009 заняла ещё шесть недель. Гостеприимный дом Пепе и Синди Хернандес, где каждый день праздник, и где, кроме всех прочих благ, огромная мастерская на весь цокольный этаж. Трудно придумать более приятное, и в то же время столь подходящее, место для подготовки к плаванию. На исходе апреля намеченная программа выполнена, тщательно уложены продукты на переход до Англии. Но сначала наш путь лежит в Ньюпорт. А это не столько шестьсот миль на север, сколько печально известный среди моряков мыс Гаттерас, самое гиблое место на всём атлантическом побережье Штатов, если не всей Северной Атлантики.

Секрет прост – держитесь мористей. Большинство тех, кто стал жертвой этого зловещего мыса, погубило желание сократить путь, что особенно заманчиво в хорошую погоду. Но обстановка здесь меняется мгновенно. И тут срабатывает специфический набор местных особенностей. Главные из них – это Гольфстрим, мелководье и преобладающие ветра от норд-веста. Особенно в холодное время года разница температур воздушных масс, несущихся с севера, и тёплым воздухом над Гольфстримом настолько катастрофична, что тот коктейль, который они здесь разводят, удаётся переварить далеко не каждому, кому довелось его отведать. Очень необычно видеть на эхолоте глубины около десяти метров на расстоянии 50 – 60 миль от берега. Мы обошли Мыс миль за сто и со свежим попутным ветром через четыре дня с небольшим благополучно прибыли в Ньюпорт.

Наш старый добрый друг Джон Дэво договорился с владельцем одного из лучших яхтенных причалов Боувен Варф, что в самом центре города, но и в самом спокойном месте. И снова три недели трудов не разгибая спины. Едва удалось выкроить время на посещение местной яхтенной книжной лавки, всего-то пара часов, а здесь можно просиживать днями, это один их лучших яхтенных книжных магазинов мира. Сейчас мне непонятно, куда было спешить, находясь в таком прекрасном месте.

Однако Атлантика ждёт, и снова в путь-дорогу. Сначала спустились на сороковой градус, до попутного Гальфстрима и дальше на восток с тёплым течением, постепенно поднимаясь к берегам Англии. За двадцать четыре дня пережили пять циклонов, штормило восемь-десять баллов, но ветра были попутные, благодаря правильно выбранному более южному пути. При восьмибальных попутных ветрах и довольно крутой волне наш Кораблик вполне прилично справляется с двумя рифами на гроте и закреплённым в ДП рулём (шверт само-собой поднят). Правда, в таких условиях приходится чаще корректировать положение руля. Иногда при резком усилении ветра, баллов до десяти, носовую часть яхты просто вдавливает в воду. Вспоминаются кадры кино с быстрым погружением подводной лодки не большом ходу.

В нашем случае, скорость падает настолько неожиданно, что не удержаться на ногах, даже когда это происходит на глазах и ты видишь как носовая часть палубы по самую мачту скрывается под водой. Интересно, что в таких ситуациях не заметно никакой тенденции к брочингу или опрокидыванию. На Фазиси это случалось регулярно, даже в менее критических ситуациях, достаточно сказать, что мне дважды приходилось быть на мачте во время опрокидывания. Однажды работал со спинакерфалом, 25 метров над палубой, в долю секунды эта высота уменьшилась до двух-трёх метров над водой. Был просто вдавлен в мачту, повезло, что оказался с правильной стороны, но достать фотоаппарат из под непрома не успел. Второй раз просто поднялся на нижние краспицы, на хорошем ходу, добить плёнку.

Жаль, что оставалось всего три кадра. Скип Новак, кроме всего прочего заядлый фотограф, уютно стоя на вертикальной стенке кокпита, держась за леер над головой, увидев меня на мачте с фотоаппаратом в руках аж запрыгал – снимай, снимай!

Когда такие ситуации познаются на практике, понимание, что откуда берётся, приходит гораздо быстрее и усваиваются надолго. Подобное опрокидывание, на английском knock-down, происходит только на большой скорости, удар волны в корму или резкое движение рулём, яхта спотыкается об киль и опрокидывается, в лучшем случае на 80-90 градусов. На ДОЧЕРИ ВЕТРА кормовое расположение киля и большой площади перо руля на транце облегчают жизнь в таких ситуациях значительно. И в самом деле, только сейчас когда пишутся эти строки, приходит в голову, что за 25 000 миль с нами не было ни брочингов, ни нокдаунов.

И это при том, что от гоночной привычки форсировать парусами похоже так и не удалось избавиться. Третий риф взяли только когда нас дважды в течение получаса вдавило в воду. Скорость конечно же стала поменьше, но зато теперь можно спокойно ложиться спать, да и вообще куда спешить, столько усилий, денег, времени ушло на то, чтобы попасть сюда, в Океан!

На начальном этапе Гольфстрим добавлял пол узла скорости и согревал нас. Но продолжалось это недолго. Около двух недель температура воды и воздуха не превышала десяти градусов. В яхте без обогрева, это конечно же не мёд. Спасибо нашим дорогим друзьям из БАСКа, которые снабдили всем необходимым чтобы спасаться от холода. Кроме прекрасных яхтенных непромоканцев, которые ничем не уступают лучшим зарубежным, БАСК производит практически всё, что нужно на яхте из одежды на любую погоду, а чего стоят спальные мешки которые не только не впитывают влагу, но и не намокают от неизбежной, даже на нашей практически сухой яхте, морской воды. Как сильно зависят условия обитания в сложных штормовых условиях и при низких температурах воды и воздуха от качества экипировки! Ещё никогда не было так комфортно в подобных условиях, как в этом переходе через северную Атлантику. Много было разговоров о том, что пуховые вещи впитывают влагу и поэтому не стоит их брать на яхту, теперь все сомнения отпали, не было никаких проблем, пуховики производства БАСК, как спальники, так и куртки были сухими, несмотря на конденсат в неотапливаемой яхте, хотя в нашем кораблике, который сделан из сэндвича – шпон с бальсой, сырости меньше, но без отопления влажность довольно высокая и тут без БАСКа, без его чудесной продукции было бы совсем не так весело.

Это наш десятый переход через Атлантику(шестой в одиночку), но главное первый большой переход в одиночку на яхте которая специально для этого создавалась. Если вспомнить ЛАГУНУ, то в первом одиночном плавании Трансатлантической гонке STAR 92 главным достижением стала простая мысль – только здесь в чистоте Океана, вдали от ежедневной суеты, можно хоть что-то понять в этой жизни. Огромный опыт получен с ВЕТРОМ ПЕРЕМЕН, когда и в море и на берегу время, океанские мили, события были спрессованы со страшной одновременно губительной и животворной силой. Три года с максимальным напряжением сил создавалась яхта, а потом за десять месяцев с 16 июля 98 года (отход из Сочи) до финиша гонки AROUND ALONE 98-99 в Чарльстоне 17 мая 99 го, пройдено около сорока тысяч миль, тридцать пять их них в одиночку. А самым главным достижением всей этой богатой открытиями, достижениями и потрясениями эпопеи была способность яхты идти самостоятельно, гораздо лучше, чем с авторулевым. Это и стало основной идеей создания нашей новой яхты ДОЧЬ ВЕТРА.

И здесь самое время вспомнить Великого Джозефа Конрада, ведь никто не сказал лучше – EVERYTHING CAN BE FOUND AT SEA, ACORDING TO SPIRIT OF YOUR QUEST. А контекст здесь простой, что вкладываешь, то и получаешь. На наш взгляд, в идее Конрада – в океане можно найти ВСЁ, в зависимости от духа ваших поисков, главный акцент на слове ВСЁ, а найти ВСЁ значит отдать ВСЁ. Так точно, главной мечтой с шестнадцатилетнего возраста было построить такую яхту как Спрей, то есть сделать копию и бороздить на ней моря и океаны. Но настоящее чудо рождается, когда детские мечты осуществляются со зрелым подходом к делу и оказывается не надо ничего и никого копировать, просто нужно по максимуму, насколько возможно изучить всё что в этой области создано предшествующими поколениями и создавань на этой основе нечто новое, своё. Тогда конечно невозможно было себе представить насколько это на самом деле прекрасно – Кораблик летит день за днём, смотришь на убегающую за кормой воду и приходит ощущение бесконечности движения, вечности и бессмертия. Ведь бессмертие это состояние Духа. Однако, похоже где-то глубоко в подсознании было представление об этой красоте, которое притягивало, манило и давало силы все эти годы идти вперёд, несмотря на тяжкий труд и мучительные сомнения, подниматься каждый раз даже после самых жестоких ударов судьбы и не останавливаться. Похоже это очень важно, а может быть и самое главное в нашей жизни, идти своим путём, выполнять своё предназначение и суметь дойти до цели. Так уж всё устроено, что только достигнув цели можно понять, что шёл верным путём.

С тех пор, как впервые была прочитана книга Слокума, прошло почти полвека и только теперь приходит понимание, что все труды и жертвы не напрасны. За эти годы не только прочитано всё, что можно на эту тему, построено несколько яхт, пройдено немало тысяч миль. Есть с чем сравнивать. И можно подводить итоги. Если коротко – главная, на сегодняшний день, цель достигнута и результат превышает все ожидания. Яхта из нашей детской мечты превратилась в совершенный инструмент познания, в Парусник, который гармонизируя окружающее пространство, создаёт новую прекрасную, неведомую доселе реальность.

Так на завершающем этапе плавания 2008 года, за несколько дней до прихода в Чарльстон, явное беспокойство, которое обычно перед подходом к берегу, неожиданно сменилось состоянием внутреннего равновесия, удивительного спокойствия. И это несмотря на то, что на смену стабильным изо дня в день условиям плавания в пассатах, пришли порывистые переменные ветра, низкая облачность, продолжительный штиль. Тогда впервые начал разговаривать с волнами. А на следующий год, по пути в Англию, волны стали выглядеть какими-то родными, начал внимательно в них вглядываться и пришло необычное радостное ощущение. Океан становился всё ближе и роднее. Идея о том, что всё живое на планете вышло из Океана стало восприниматься буквально. А если Океан наш родитель, то он не может мне навредить.

Что же касается нашей хронологии…

На завершающем этапе плавания 2009 года попутный ветер от норд веста в ночь перед заходом в пролив Нидлс слегка ослабел, но с рассветом усилился и в проливе Солент и по реке Хэмбл, мы продвигались к причалам Элефанта с очень приличной скоростью, даже против отливного течения на последних милях этого прекрасного плавания. В первые же дни после отхода из Ньюпорта, когда думал об этих завершающих милях, говорил себе – В ЭТОТ РАЗ ВСЁ БУДЕТ ИНАЧЕ! – настраивался на благоприятные погодные условия у берегов Англии. Эти берега нам знакомы давно, ещё со времён ФАЗИСИ. И в этот раз В Ньюпорте не пожалел времени, чтобы раздобыть более подробные карты проливов Нидлс, Солент и реки Хэмбл.

В конце Декабря 1991 года, через два года с небольшим, после первого знакомства с Англией вообще и неспокойными водами на подходах к Саутгемптону в частности, мы пришли сюда на ЛАГУНЕ.

Позже в английской яхтенной прессе это плавание назовут epic voyage. Из порта Сочи мы вышли 8го ноября, месяца на полтора позже, чем планировали. Отход в Англию нам не дали, несмотря на приглашение на гонку одиночек Europe 1 STAR 92 подписанную мэром Плимута и командором Западного Королевского Яхтклуба Англии, благодаря которому нам оформили паспорта моряков, пограничники заявили неопределённо – документы вам ещё готовить месяца два. А ещё задолго до этого по ночам мне начали сниться кошмары. Больше всего беспокоили именно эти воды на подходе к Англии. Давно было известно, что яхты уходящие со старта в кругосветную гонку Вэнди Глоуб в начале ноября, несут самые серьёзные потери именно в этих местах, где штормовые ветра от норд-веста разгоняют волну от берегов Америки, которая на мелководье европейского шельфа становится ещё выше и круче, особенно на встречном отливном течении. Собака кусает в первую очередь того кто боится. Наши приключения начались ещё в Средиземном. Вторая половина ноября, мы едва обогнули Пиренейский полуостров. Ураганный ветер, сильнейший за последние двадцать лет в этих местах, развёл такую волну, что во мгле едва просматривалась вершина следующей. Шли под рангоутом. Повезло, ветер попутный и волны гигантские, но пологие. Два года назад, в ревущих сороковых и вопящих пятидесятых широтах Южного Океана таких монстров не было на протяжении семи тысяч миль второго этапа кругосветной гонки. А от Гибралтора до Биская нас донесли пять штормов, все попутные, вопреки господствующим в это время года встречным норд вестам. Но главная наша погода ждала в Ла Манше. Началось днём, но темно как ночью, молнии по всему горизонту, а грома не слышно. Шквалы, град, резко похолодало. Штормовой стаксель (3 кв.м. от Торнадо) можно было нести только уваливаясь при порывах на чистый фордевинд. Ко всему температура воздуха упала до ноля. На руле менялись через час. Из приборов кроме самодельного электронного лага, подарок Лёши Грищенко, у нас был шлюпочный компас и какой-то древний радиопеленгатор. Ни двигателя, ни возможности зарядить аккумулятор. К утру ветер немного утих, видимость улучшилась. Английский берег едва заметно угадывался сквозь мглу на подходе к проливу Нидлс. Приливно-отливные течения , мели, резкие неожиданные шквалы, ограниченная видимость в этих местах даже в спокойную погоду требуют предельной собранности от моряков. В то утро, когда накопившаяся после полуторамесячного перехода усталость да изнурительная штормовая ночь и резкое похолодание довели нас буквально до оцепенения и отупения, войти в пролив Нидлс при сильнейшем волнении всё ещё штормовом ветре я не решился. Пошли вокруг острова Уайт и к вечеру застряли в проливе Солент, лавируя против отлива на траверзе Портсмута. То и дело мимо проносились скоростные паромы, ветер стих настолько, что мы практически стояли на месте.Стало понятно, добраться до столь желанных причалов Элефанта до ночи, шансов нет. Ещё один поворот оверштаг, теперь уже на вход в Портсмут. Подошли к узкому входу, даже в наступившей темноте заметна разница уровней воды, отливное течение при умеренном встречном ветре настолько сильное, что мы идём с хорошей скоростью в лавировку, но пройти горловину не можем. А паромы пролетают вплотную на скорости узлов 30. Сил уже нет ни на что, в отчаяньи приходит мысль уйти с фарватера и стать на якорь. И тут неожиданное усиление ветра позволило буквально протиснуться сквозь будылочное горлышко. Местной карты у нас небыло, но слева видны яхтенные причалы. Подходим к ближайшему. Едва закрепили швартовы и грот лёг на рубку как резкий шквал накренил нас под голым рангоутом. Трудно поверить, неужели дошли? И следующие двое суток, мы теперь уже наслаждались завыванием норд-веста. Какое это удивительное ощущение, вся тяжесть ответственности, что так долго давила, висела на моих плечах, вдруг исчезла в одночасье. Да такие ощущения быают в эттой жизни нечасто. Сознание того, что всё позади и дело сделано, это ничто по сравнению с этим чисто физическим ощущением неожиданно исчезнувшей тяжести, которую со временем почти перестал замечать и только когда она исчезла стало понятно столько на уровне тонкого плана сколько на плотном плане физического тела. Неудивительно, что что мне было гораздо комфортнее, чем большинству из нас на Фазиси в ревущих широтах, двумя годами ранее, тогда отчётливо понимал какая огромная ответственность за всё что с нами и яхтой происходит лежит на Скипе, порой мне было даже неловко за то что этот груз ответственности лежит не на мне, мне просто надо выполнять свою работу, что было не в тяжесть, и хватало сил наслаждаться великолепными картинами бушующего Океана и кипящего Неба. Это был нереальный полёт, больше похожий на кино, хотя всё от вибрации двадцатипятитонного алюминиевого корпуса и гребней волн которые то и дело проносятся по палубе, до изнуряющей иногда сутками непрекращающейся работе на штормовом ветру, впромокшей от собственного пота и всепроникающего рассола Океана, всё это было вполне настоящим. Но ситуация была уж слишком необычной и поэтому трудно было поверить, что всё это происходит с нами наяву. Теперь много лет спустя становится понятно, что главным и непривычным было неведомое нам ощущение ЧИСТОТЫ! Воды Южного Океана окружающие девственно чистый материк, покрытый ископаемым льдом, хранящий всю первозданную чистоту нашей Планеты, обладают невероятной непостижимой для осознания неповящённому уму, очищающей Силой. А когда после двух-трёх недель этой неистово бурлящей чистоты мы стали выходить из этого волшебного пространства, то и дело ловишь себя на том, что приходит одна и таже мысль, а посчастливится-ли тебе побывать в этих местах когда-нибудь ещё. Да мы всё ещё здесь, но уже с тоской расстаёмся с этой сказочной страной, в которую так неожиданно прорвались сквозь всю жестокость “нормальной человеческой реальности”, уродливость которой можно увидеть только отсюда из этой освежающей неистовой безбрежной чистоты. И неслучайно, именно здесь и сейчас, пришло известие о падении Берлинской Стены, где когда-то был дан приказ стрелять в тех кто пытается обрести свободу , и ведь стреляли, а нам это не казалось преступлением.

И вот теперь мы пришли в Англию, без разрешения, нарушив закон, который и сегодня остаётся без изменения. А многие-ли из нас, современных россиян, понимают всю преступную нелепость этого закона? Тогда, в теперь уже таком далёком декабре, накануне Рождества Христова 1991 года в первое же наше утро в Англии – главная новость – событие – итог уходящего Двадцатого Века, офицер иммиграционной службы сообщил, что страны из которой мы ушли, нарушив закон о государственной границе, более не существует, такой страны больше нет!

Великий и нерушимый Союз республик свободных приказал долго жить. Правда, в этот эпохальный – судьбоносный миг, сил небыло ни радоваться, ни огорчаться, мы медленно оживали, тихо и скромно праздновали своё возвращение к жизни. В том самом месте откуда, два с небольшим года назад, как паломники в святые места, мы сами не ведая о том, уходили на первое свидание с первозданной чистотой в неведомый Южный Океан, с детских лет нас так манивший. Для большинства из нас это свидание было и последним. Уж очень дорогой ценой даётся попасть в эту Чистоту, да и пережить испытание Чистотой удаётся не каждому в неё проникшему. Очевидно, нужно хорошо понимать зачем мы идём в Океан, а уж тем более в самое Чистое его пространство и быть готовым к встрече с Неведомым.

Итак, В ЭТОТ РАЗ ВСЁ БУДЕТ ИНАЧЕ! Это было как мантра, как заклинание. Появилась в сознании, ещё задолго до отхода из Ньюпорта, уж очень суровым был тот урок на Лагуне.

Сам переход, Атлантика, почти рутина, тем более не первый раз в этих местах, да ещё и с попутными ветрами. Итог любого плавания можно подводить только после его завершения и раслабляться нельзя, до самого последнего момента.

Нидлс прошли рано утром при слабых ветрах и довольно приличном отливном течении. Уже ближе к рассвету даже слегка заштилели, практически у самого входного буя. Не самый приятный момент, но главное, сохранять самообладание, не поддаваться панике. И очень важно, особенно когда один, вовремя, пока ещё есть такая возможность, расслабиться и отдохнуть. Даже час-полтора полноценного сна, особенно с двух до четырёх утра, что и удалось, заряжают на сутки.

Солнце ещё не взошло, но уже светло и прекрасно видны дома в окрестностях Ярмута на о.Уайт, береговая черта в двух-трёх кабельтовых, вокруг небольшие водовороты на смене отлива приливом, водоросли, тишина. Восход в красных петухах по всему небосводу, без ветра не останемся. Да так и есть, всё тот же западный- северозападный, который донёс нас до берегов Англии, в Соленте почти встречный после поворота при захода в реку Хэмбл усилился и стал попутным. Течения почти нет, оно помогало до самого устья и теперь идём по полной воде, красота! Однако,едва про шли довольно широкий участок реки от устья, стало понятно ка сильно здесь всё изменилось за те без малого двадцать лет как мы прошли здесь с Людмилой в самом конце весны 92го по пути в Плимут на старт Трансатлантической гонки. Яхт на воде стало наверное вдвое больше и фарватер сузился настолько, что расхождение, особенно с большими катерами создаёт весьма напряжённые ситуации. И тем не менее всё проходит вполне благополучно. Брайан вышел встречать нас и похоже не ожидал, что мы продвигаемся так резво. В районе Элефанта ширина фарватера увеличивается, но не на столько чтобы мы могли сделать циркуляцию самостоятельно, тем более, что отливное течение к тому времени уже работало вовсю. Так что помощь при швартовке оказалась кстати.

Постепенно, с годами упорного труда на берегу и десятками тысяч пройденных миль приходит понимание на самом деле очень простых основ не только безопасности мореплавания, но и благополучия вообще – делай всё правильно, будь внимательным и ничего не бойся.

Конечно, мы могли бы подробнее рассказать, что это значит на практике, но постижение основы основ – это большая Работа, которая требует не просто значительных усилий, а прежде всего это должно стать главным смыслом жизни.

Школа Океан существует не первый год и уже немало сделано, но только тот может получить настоящие знания, кто готов принимать активное участие в создании самой Школы.

В общей сложности на Дочери Ветра пройдено 25 000 миль, получен уникальный опыт, на основе которого начинаем проектирование новой яхты – доступной многим, надёжной, простой в управлении, с неограниченным районом плавания.

ПРОЕКТ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ШКОЛОЙ ОКЕАН

при поддержке:

“OLIMPIC CITY” – Семеняченко А.В.

“БАСАРГИНО” – Скобликов С.М.

Клуб Адмиралов – председатель адмирал флота В.И. Куроедов.

“ПЕРЕСВЕТ ГРУПП”Пронин О.В.

НПФ “БАСК” – одежда и снаряжение, Богданов В.Ф.

Партнёр программы по научной части и высокотехнологическому обеспечению

ЦНТБ г. Москва – Баранов В.Д.

ТЕЛЕКОМ СТВ – Зйдельман Б.Л. – солнечные батареи.

“WINDJAMMER” – А. Безбородько – окраска корпуса яхты, оборудование.

“МОРЕМАН” – А.Маркаров, К.Колесов – оборудование.

“НАВИКОМ” – И.ГУРЕЕВ – судовая злектроника.

“THE SHIP STORE” – J.L.DEVEAU NEWPORT, USA – оборудование.

“THE ELEPHANT BOATYARD” – Tom Richardson, Brian Crawley UK – cтоянка, подготовка яхты.

Seahorse International Sailing – Andrew Hurst. The official magazine of the Royal Ocean Racing Club.

Российская ассоциация телемедицины – медицинское оборудование, исследования.

Выражаем также нашу искреннюю благодарность за поддержку Александру Сундукову, Андрею Дёмину, Михаилу Химичу, Алексею Бахтинову, Oлегу Карпилову, Вячеславу Тюрину, Марие Семененко, Алексею Карпенцеву, Петру Матковскому, Мурату и Сулиете Кусовым, Pepe&Cindy Hernandez, David&Clare Scully, Joe Brito, Liz Sanders и многим другим благодаря безкорыстному участию которых осуществляется эта программа.

Информационная поддержка:

www.oceanschool.ru

www.oceanschool.org

YACHTING – RUSSIA’S PREMIER MARINE MAGAZINE.

Автор статьи: Виктор Языков

Обманутым пловцам раскрой свои глубины!
 Мы жаждем, обозрев под солнцем все, что есть,
 На дно твое нырнуть - Ад или Рай - едино! -
 В неведомого глубь - чтоб новое обресть!
Шарль Бодлер, перевод Марина Цветаева

Комментарии:

4 комментария читателей статьи "Плывущая, чтобы плыть"

  1. @Ника пишет:

    Спасибо, что делитесь опытом – помогает пдекватно оценить масштаб: требуемое время, усилия и степень подготовки и ответсвенности для подобных достидения мечты.

  2. @Алексей пишет:

    Здравствуйте! Благодарю за интересный расказ и фото. Красивый парусник, восхищяюсь. Удачи в постройке нового судна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




Проверочный код *