Круговой маршрут по Атлантике, набираем желающих на все этапы!

atlantic

21-24 февраля 2016 года под моим руководством мы выходим из Салоники (Греция) в круговой маршрут по Атлантическому океану.

Яхта Amel 54 2007 г.п., кэч с водонепроницаемыми переборками, наверное, лучшая серийная яхта для Океана. Описание и внешний вид, полагаю, желающие смогут самостоятельно найти на просторах инета.

Страждующие, особенно, кто обучался у меня или знаком со мной лично, могут присоединиться к нам на любом этапе. С кем не знакомы, лучше присоединиться до выхода в Океан, но можем рассмотреть и участие только в океанском плавании, с Вас, резюме.

Владелец яхты заявил о 100, к сожалению, европейских единиц 🙂 за день участия на любом этапе, полагаю, участие в ARC выйдет дороже :).

Ориентировочные сроки маршрута:

21-22.02 – Салоники
17.03 – Малага – Тенерифе
01.04 – Тенерифе – Карибы
29.04 – Карибы – Бермуды
12.05 – Бермуды – Азоры
01.06 – Азоры – Европа…
Друзья,если ваш бюджет позволяет и у вас есть желание, велком, пишите на solosail@oceanschool.ru

С уважением, Виталий Елагин.

Чертежи яхты “Yazykov-7”

В 2012-2015 гг. Виктор Аркадьевич Языков работал над проектированием новой океанской яхты. Это трейлерная яхта с подъёмным килём, которую удобно и перевозить с собой на любой водоём, и ходить в океане. Continue reading “Чертежи яхты “Yazykov-7””

Российская Кругосветная… ЯХТА Третьего поколения, для гонки в “Сороковых”

lavirovka“Дочь Ветра”– яхта второго поколения, создана на опыте “Ветра Перемен” и участия на нем в “Эраунд Элон 98-99”.

В общей сложности мы прошли на этих двух яхтах порядка 100 000 миль.

А от начала проектирования “Ветра перемен” (зима 94-95 гг, Ньюпорт, Род Айленд) прошло более двадцати лет и сейчас, создавая проект яхты третьего поколения, мы учитываем не только этот наш опыт, но и множество значительных событий в мире паруса за весьма продолжительный период.

В основе наших размышлений, на тему наиболее совершенной яхты, так же лежит изучение книг Джошуа Слокума и его сына Виктора, Бернара Муатисье, Робина Нокс Джонсона…

Главное достоинство Океанской всепогодной яхты для одиночного мореплавателя: “Минимум усилий, максимум безопасности” – принцип, который мы безусловно разделяем. Качества, которые лежат в основе этого идеала: мореходность, безопасность, простота управления, надежность.

Мореходность корабля, собственно, и есть основа безопасности мореплавания.

С далекого лета 1979-го, где на пути в Японию, нам выпало, пожалуй впервые, встретиться со встречным штормом, правда тогда не более 7-8 баллов, что было вполне серьезным испытанием, нам довелось побывать и в зимнем Бискайском заливе и в Ревущих Сороковых, и в Северных широтах Атлантики, пройти мыс Горн и мыс Доброй Надежды.

С точки зрения мореходности, важнейшие качества парусной яхты – идти круто к ветру, в лавировку при встречных штормах и выживать в наиболее суровых попутных.

Надо признаться, по настоящему значимый и убедительный опыт лавировки при сильных встречных штормах, мы получили только в минувшем 2015-ом году на переходе Канары – Черногория.
Хотя впервые мы успешно прошли около трехсот миль в подобных условиях ещё в июне 2012 года, на подходе к Новой Зеландии. Тогда психологическая нагрузка была слишком велика, чтобы правильно оценить это достижение – порядка 100 миль в сутки против пятиметровой волны и десяти бального ветра. Трудно было поверить, что это возможно – идти в таких условиях со скоростью 7(!) узлов. В разгар зимы (южного полушария), попав в продолжительные штормовые юго-западные ветра, господствующие в это время года, можно бесконечно долго добираться до заветной Зеландии. Здесь и резкий контраст, после полуторамесячного безмятежного плавания в пассатах, и отсутствие положительного опыта при встречных штормах, были и другие причины для беспокойства. Все это создавало значительный душевный дискомфорт, а это, после длительного автономного плавания, на подходе к незнакомым берегам, чревато неприятными последствиями. Что в какой-то мере и произошло. Мы-таки сели на мель при подходе к берегу. Благо грунт мягкий илистый, совсем слабый ветер и прилив ещё работал на нас. Снялись быстро, и до марины “Марзден Коув” добрались к полуночи, вопреки всем осложнениям. Однако, об этом мы ещё поговорим, но в другой раз.

Впервые, на “Дочери Ветра”, мы встретились с восьми бальным встречным ветром на подходе к Чарльстону в конце ноября 2008-го.

С тремя рифами мы не могли идти круче галфвинда, да и то заполаскивающая, уже изрядно потянувшаяся к тому времени задняя шкаторина, слишком пузатого в верхней части грота, создавала весьма дискомфортную вибрацию мачты и всего корпуса яхты. Что же делать, если ветер ещё усилится?

Можно сказать, нам тогда здорово повезло с этим ветром,
мы впервые по настоящему осознали необходимость работать с этой темой. В Чарльстоне с помощью парусного мастера подремонтировали заднюю шкаторину, которая приобрела некоторую вогнутую форму между латами, позже убедились: это работает.

Однако новый грот, который мы пошили в Англии у того же Саймона Ричардсона полтора года спустя, хоть и был усилен по задней шкаторине, тоже потянулся, пусть и не так быстро, как первый.
А в этот раз, у Новой Зеландии, мы впервые шли достойно благодаря сделанному на Канарах усовершенствованию, заменив (правда с немалыми трудами) булинь на кевларовый, слегка при этом увеличив его диаметр и поставив таль в два лопаря на топе, что давало возможность набить заднюю шкаторину достаточно сильно, чтобы избежать вибрации.

После первого урока в ноябре 2008-го на подходе к Чарльстону, со временем стало понятно, что при трех рифах, аэродинамика грота из-за малого удлинения не позволяет, в сильный ветер, идти круче галфвинда. А слишком пузатый в верхней части парус при двух рифах создает чрезмерно большой крен.

Второй грот, несмотря на мои разговоры с Саймоном на эту тему, тоже получился слишком пузатым и только очень жесткая лата слегка спасала положение.

Только третий парус, который мы довольно долго проектировали, но теперь уже новозеландским мастером, Саймоном Киддом получился просто великолепным!

Правда его пришлось-таки слегка перешивать, в той же верхней части. Саймон быстро убрал всего полтора-два миллиметра по передней шкаторине и, о Чудо! Впервые за всю нашу практику, всякий раз поднимая голову, испытываешь прилив радостного удовлетворения, любуясь этой совершенной формой! Много-ли надо. Да Много! Сколько Лет мы шли к Этому Чуду.

Все Великое создается медленным Незаметным Ростом. Это результат постоянного стремления к совершенству.
Совершенству во всем, что бы ты ни делал. Не в этом ли главный смысл?

И еще ткань! Дакрон, до сих пор, после 12 000 миль и, как никогда, значительной доли при встречных штормах, гремит как жесть. И это после взятия многочисленных рифов, продолжительных критических нагрузок. Сама Ткань довольно-таки легкая, но двойная по задней шкаторине, на ширину около метра!
И булинь! Который, в этот раз, был сделан с учетом наших предыдущих усовершенствований.

По нашему опыту, создание качественного паруса, даже если вы имеете дело с толковым мастером, дело очень непростое. И от Вас результат зависит не меньше, чем от мастера, а скорее больше. Для него это в значительной мере, просто еще один “кусок хлеба”, а для Вас?

Виктор Языков

Golden Globe 2018

GoldenGlobe18Мы уже начали говорить о гонке Golden Globe. Это была первая безостановочная кругосветная гонка яхтсменов-одиночек, организованная газетой Санди Таймс. В ней приняло участие девять яхтсменов.
Джон Риджуей стартовал первым, но судно съёмочной компании «Ай-Ти-Эй» подошло слишком близко и расщепило привальный брус яхты «Английская роза IV». Джон сочтёл это плохим предзнаменованием, и тревога поселилась в его душе. В процессе плавания по Атлантике, палуба вспучилась в районе вант-путенса, и Риджуей не смог её укрепить. Он решил признать поражение и отправился к бразильскому побережью.
Его сотоварищ по трансатлантической гребле морпех Чей Блайт, без яхтенного опыта, но крепкий парень, решил также попытать счастье в гонке и приобрел тридцатифутовый шлюп «Дайтикас III». Но в Индийском океане, вступив в «ревущие сороковые», «Дайтикас III» постоянно переворачивался, более чем 10 раз за день. После очередной поломки авторулевого Блайт принял решение вернуться в Ист-Лондон.
Робин Нокст-Джонстон, опытный моряк, уже имел за плечами 10 000 мильное одиночное плавание на любимом кэче «Сухалини». Он стойко преодолел все трудности и в итоге стал единственным, кто финишировал в этой гонке. Среди прочего, ему пришлось конопатить обшивку под водой, что оказалось далеко не простой задачей.
Билл Кинг, имел команду помощников и принял участие на яхте, вооружённой джонкой. Идея свободностоячей мачты и паруса, с которым удобно брать рифы, имела ряд преимуществ, но себя не оправдала. Он перевернулся в районе мыса Доброй Надежды, поломал мачту и был вынужден прекратить участие в гонке и вернуться в Кейптаун.
Наиболее опытный из всех участников — это француз Бернар Муатисье. Ему изначально не очень понравилась идея гонки, но он всё же согласился принять участие в ней. Он быстро нагонял Робина Нокс-Джонстона, явно имел лучшее время, и даже мог достичь финиша с ним в одни сроки. После огибания мыса Горн, уже на финишной прямой, он отказывается от продолжения участия в гонке и следует дальше Вокруг света до Таити, совершим 1.5 оборота вокруг земли.
В один день с Муатисье стартовал и другой француз Люк Фужерон на яхте «Капитан Браун». После жестокого шторма и переворачивания яхты, он закончил плавание на острове Святой Елены.
Найджел Тетли, капитан подводной лодки, как услышал о Гонке, сразу же начал к ней готовиться. Но не найдя финансовой поддержки, он решил отправиться в Океан на своём тримаране «Виктрес». Это был серийный тримаран, не предназначенный для Океана, и первый тримаран, который отправился в кругосветку. Он достойно обошел вокруг Света и не дойдя каких-то тысячу миль до финиша, его тримаран не выдержал нагрузки и развалился. Ему дали утешительный приз в 1000 паундов, но он так и не смог найти средства на новую яхту и через два года, не выдержав психологических нагрузок, покончил с собой.
Алекс Кароццо, участник трансатлантической гонки, случайным образом встретил в океане Джона Риджуейя и, узнав о кругосветке, вернулся и стал готовиться к безостановочному вояжу. В кратчайшие сроки он построил специальную яхту, но в Бискайском заливе у него начались дикие боли в животе – язва желудка, и он был отбуксирован в Опорто, Португалия.
Дональд Кроухостер увидел в гонке возможность решения своих финансовых трудностей. Он построил технологичный тримаран «Тинмут Электрон», но не успевал его толком подготовить. Загнанный в тупик долгами и проблемами, он должен был в любом случае забрать денежный приз. Но тримаран оказался не готов к серьёзному плаванию, и Дональд решил остаться в Южной Атлантике и сфальсифицировать кругосветку. Считается, что он лишился рассудка и покончил с собой. Но скорее всего, он познал истинность Океана, но не смог сознаться во вранье, и не нашел для себя другого выхода.
О гонке 1968 года надо говорить подробней, и стоит обратиться к статье Виктора Языкова «Golden Globe 68 или Плывущие, чтоб плыть». А сейчас мы хотим поделиться другой новостью. Австралиец Дон Макинтайр организовывает реплику Гонки Века: Golden Globe 2018. Старт назначен на 14 июня 2018 года в Фалмуте (Англия). К регате предполагается допустить до 30-ти яхтсменов. При этом, яхты должны быть длиной 32-36 футов и не старше 1988 года постройки, минимальное водоизмещение 6.5 тонн, паруса из дакрона, никакой электроники, в том числе авторулевых, и камеры 60-х годов.
Гонка набирает популярность и всё больше яхтсменов готовы подать заявки. Заявку подал и российский яхтсмен-одиночка, Победитель Jester Challenger, яхтсмен года 2010 Игорь Зарецкий. Он рассчитывает приобрести подходящую яхту и принять участие в уникальной регате.

Golden Globe 68 или Плывущие чтоб плыть

 Хаураки Галф, отход из Окленда НЗ на Маврикий
Хаураки Галф, отход из Окленда НЗ на Маврикий

Двадцать лет назад, после приземления в Хитроу, куда мы прибыли из Москвы на «Руслане» вместе с корпусом двадцатипятиметровой яхты, нашу команду – около двадцати человек, строивших ФАЗИСИ в Поти, привезли в Саутгемптон, расселили, и нам перепало пара дней неожиданного безделья. Корпус нашей яхты добирался сюда, в этот раз без нашего участия, по нешироким, но невероятно качественным, по сравнению с отечественными, дорогам Англии. Тогда мне было невдомёк, что через пару лет, именно противоположный, правый берег реки Хэмбл, где расположен ELEPHANT BOAT YARD, станет для нас таким родным на долгие годы.
Мы слонялись по территории огромной шикарной Мьюди Марин, ещё недостаточно адаптированные к восприятию нереальной для нас действительности. Хорошо помню это необычное чувство странного непривычного отупения. Причиной его была не только понятная усталость от восьмимесячной эпопеи создания яхты. Не меньшей нагрузкой всё это время была неизвестность. И вот так просто поверить, что мы всё-таки здесь, было очень нелегко и мои мозги, сознание и органы чувств напряжённо пытались решить эту сложную задачу.
Гигантский подъёмник, TRAVEL LIFT, легко перенёс корпус нашей яхты на воду. И мы гордые, на созданной собственными руками яхте, прошли первые три мили по реке, правда пока на буксире, до Hamble Yacht Services. Что нас ждало впереди, так это те самые пресловутые “ягодки”, от совсем нелёгких “цветочков”, что нам достались в Поти. Но сейчас не об этом.

Среди богатой коллекции всевозможных яхт, на воде у причалов, на реке между сваями и на берегу на территории “Hamble Yacht Services”, были самые известные в парусном мире, как супергоночные максияхты, так и шикарные круизные. Времени их рассматривать у нас было немного, а точнее совсем не было. Если в Поти нам не удавалось расслабиться, то теперь тот фактор, что мы уже ЗДЕСЬ! обязывал и добавлял энтузиазма. И тем не менее, окружающая нас яхтенная элита Парусного Мира, приятно радовала глаз. Среди этого великолепия, было немало и яхт поскромнее. Несколько раз, мельком, на глаза попадалась небольшая, далеко не новая и казалось ничем не приметная круизная яхточка, формой корпуса напоминавшая шедевры Колина Арчера, второй половины девятнадцатого века, такая не очень ухоженная рабочая лошадка. Почему-то именно она не выходила из головы. И однажды, выгодав минуту, направился к тому месту, где она стояла. Но увидел в беспорядке разбросанные деревянные подпорки, которые ещё не успели убрать. В смутной тревоге поспешил к причалам и тут же обнаружил и яхту и впервые рассмотрел название на корме “SUHAILI”. Рядом, на причале, сухощавая средних лет женщина моет пайола. Без предисловий спрашиваю: “Is Robin around?” Не поднимая головы, дама окликнула: “Robin, somebody is looking for you.”
“Come down”- раздалось из яхты в ответ.
Слегка оторопевший, от скорости с которой разворачиваются события, спускаюсь в знаменитую яхту и представляюсь Робину Нокс Джонсону. Но с первого мгновения моим вниманием завладела книжка, лежавшая на койке левого борта, сразу стало понятно, что это книга, которую написал сэр Робин о своём участии в “GOLDEN GLOBE”, а поскольку мой нескромный взгляд не отрывался от этой книги, автор, правда без особого энтузиазма, мне её подарил. Однако, после того как мы разговорились, он не только книгу подписал, но и оставил в ней свой лондонский адрес, где мы с ним и встретились в следующий раз пару лет спустя.
В это время здесь находилась съёмочная группа из Москвы, которая записала наш разговор с Робином Нокс Джонсоном о гонке Голден Глоуб. Мы сидели на рубке “Сухаили” и было заметно как напряглось лицо у нашего героя-собеседника, когда во время моего вступительного слова (на русском) было упомянуто имя Бернара Муатисье. Дело в том, что из девяти стартовавших в этой первой безостановочной кругосветной гонке одиночек, о которой безусловно можно сказать ГОНКА ВЕКА, единственный, кто финишировал, это Робин Нокс Джонсон. Бернар Муатисье, который стартовал на два месяца позднее на более быстроходной яхте “Джошуа”, постепенно нагонял нашего победителя, имел шанс выиграть эту гонку, но уже обойдя Мыс Горн, самый критический участок всего маршрута, решил не идти на финиш и пошел на второй виток вокруг света. У мыса Доброй Надежды он рогаткой передал сообщение на танкер о том, что делает это ради спасения своей души – “TO SAVE MY SOLE…”.

События гонки были в центре внимания всего мира и большинство “нормальных людей” восприняло этот поступок как результат помешательства от долгого пребывания один на один с Океаном. Книга “THE WORLD OF MY OWN” by ROBIN KNOX-JOHNSTON стала первой книгой на английском, которую мне удалось одолеть. А второй книгой была “THE LONG WAY” Бернара Муатисье, которую посчастливилось приобрести в Ньюпорте, после финиша трансатлантической гонки 92 года. Первая доступная нам информация о гонке Голден Глоуб появилась в Катерах и яхтах в начале семидесятого. Для меня эта гонка стала вторым не менее значимым событием в Мире Паруса после первого кругосветного плавания в одиночку Джошуа Слокума. В течение сорока лет по крупицам накапливалась информация о событиях этой гонки и, что не менее важно, для их правильного понимания, свой собственный опыт.

Англия, река Хэмбл, Элефант Боат Яард, после четырех месяцев интенсивной подготовки яхты, оборудования и припасов, в сентябре 2010-го наш новый грот украсила карта мира с маршрутом Golden Globe 68 и надписью Golden Globe 2010.

“A VOYAGE FOR MADMEN” by Peter Nichols – эта книга, добросовестная работа – исследование о гонке Голден Глоуб Питера Николса, увидела свет не так давно, тридцать три года спустя после победного финиша Робина Нокс-Джонсона. К тому моменту, после испытаний выпавших на мою долю в “AROUND ALONE 98-99”, читать эту книгу было самое время.

К сорокалетию Голден Глоуб был сделан фильм о ещё одном участнике Голден Глоуб Доналде Кроухарсте, Синди Хернандес заказала этот фильм через интернет, и мы втроём с Пепе и Синди посмотрели его в один из апрельских вечеров 2009. “Дочь Ветра” после зимней стоянки у дома Пепе и Синди к этому времени была почти готова к очередному выходу в Атлантику, на север к Ньюпорту, затем в Англию.

Этот фильм произвёл тягостное впечатление, там не было почти ничего кроме скорби.
Было понятно, что и те кто работал над фильмом, и Вдова, и свидетели событий сорокалетней давности не обратили внимание на самое главное. Питер Николс в своей работе приводит две ключевые фразы из судового журнала “Тейнмут Электрон”, написанные Доналдом Кроухарстом перед тем как уйти.
Первая фраза: “THERE IS THE ONLY PERFECT BEAUTY, THAT IS THE BEAUTY OF TRUTH!” – НЕТ БОЛЕЕ СОВЕРШЕННОЙ КРАСОТЫ, ЧЕМ КРАСОТА ИСТИНЫ! Это открытие стоило жизни человеку, который второй фразой утверждает, что оно того стоит: “IT IS THE MERCY.” Это последняя запись в судовом журнале, последние слова Доналда Кроухарста – КАКОЕ СЧАСТЬЕ, c которыми он, открутив с переборки хронометр, шагнул с ним за борт.

Найджел Тетли, военный моряк, капитан подводной лодки, вышел в отставку перед тем как отправился в гонку на своём сорокафутовом тримаране “Victress”, который несколько лет до этого был домом для него и жены Eve. “Victress” прошёл все испытания в Ревущих Сороковых, но до финиша не дотянул. Оставалось всего несколько дней пути, когда правый поплавок отломился и Найджел был вынужден покинуть судно.
В то время, гонки одиночек, после шумной истории Голден Глоуб, становились всё более популярными. Два года Найджел Тетли пытался найти средства для постройки новой яхты, участия в гонках, но безрезультатно. Мужественный человек, отличный моряк, одним из первых прошедший испытание Южным Океаном и обошедший в одиночку без остановки Вокруг Света, покончил с жизнью, не справившись с психологическими нагрузками на берегу, в кругу друзей и близких, когда казалось бы ему уже ничто не угрожало.
А давайте попробуем беспристрастно, не глазами современно-примитивного социально адотированного двуного, посмотреть на события и результаты GOLDEN GLOBE. Ведь по сути достижений, Найджел Тетли заслуживает не меньшего уважения, чем победитель Гонки. Тримаран “Victress” ещё менее подходящее судно для Ревущих Сороковых, чем “Suhaily”, хотя по словам Робина Нокс Джонсона – “это наиболее подходящая яхта для плавания в таких условиях”. Секрет успеха как Сэра Робина, так и Найджела Тетли заключается в высокой степени родственных отношений со своими яхтами, в их личном мужестве и значительном мореходном опыте. Но мотивы у них были разные, а уровень психологической устойчивости тем более.

Но главное, наверное, не в этом. Мы привыкли оценивать события и людей, применяя мерки социума, common sense. Однако, именно руководствуясь здравым смыслом большинство “Нормальных Людей” сделало вывод, что Бернар Муатисье сошёл с ума, отказавшись идти на финиш, когда победа для него была так близка. Для него СПАСЕНИЕ ДУШИ заключалось в отказе от ложных ценностей современного мира “нормальных людей”, в укрощении собственного тщеславия. Отказавшись от победы в гонке, славы и денег он предпочёл Триумф Духа.
“Если моё мнение совпадает с мнением большинства, значит оно неверно” – это правило сформировалось, в первую очередь, благодаря Триумфу Бернара Муатисье в гонке Голден Глоуб.
Какая потрясающая разница в подходах. Один добровольно отказывается от победы и успеха в социуме, сознательно не идёт на финиш, когда победа так близка, а другой впадает в депрессию и кончает жизнь самоубийством по причине того, что ему не удалось дойти до финиша и получить то признание социума, которое для Бернара Муатисье тоже имело немалое значение, но победило стремление утвердиться в Истинных Ценностях. А это больше, чем Победа в Гонке, это Победа над Собой, Триумф Духа! Плывущие, чтоб плыть!

Страх не дойти до финиша… Май 1999-го, четвёртый, завершающий этап кругосветной гонки “AROUND ALONE”. Авторулевой сгорел на пятый день, а поскольку в пассатах, при полном бакштаге грот ложится на ванты, лодка не идёт сама, и мне приходится рулить по двадцать часов в сутки. Тогда мы находились в пятидесяти милях от Ресифи, идеальная ситуация чтобы зайти в порт и взять новый авторулевой. Но почему-то мысль о том, что “как-нибудь” справимся, “что-нибудь придумаем” оказалась сильнее. Оптимизм — это Подсознательная Уверенность в Своих Силах. Рулить пришлось недели четыре подряд и усталость накопилась запредельная. Хорошо знал, что именно на подходе к берегу подобные ситуации заканчивались для многих фатально. До предела измотанное сознание перестаёт адекватно оценивать происходящее и любая оплошность может закончиться трагедией.
От гоночного комитета приходили распоряжения в приказном порядке – остановиться и отдохнуть. Но остановиться было невозможно!
Дня за три до финиша, ближе к берегу пассаты сменились переменными ветрами и яхта пошла сама на встречных курсах, удалось немного отдохнуть. До финиша оставалось миль триста, когда перестал работать гидроцилиндр качающегося киля. Курс в это время был попутный, яхта устойчиво идёт сама, но поскольку киль свободно отклонялся от диаметральной плоскости на 25 градусов на каждый борт, яхта так и шла с переменным креном до 30 – 35 градусов то на один, то на другой борт, мягко говоря Очень Необычная Ситуация! Однако Она шла, приближалась к финишу. Последнюю, в этой гонке, ночь в Гольфстриме на дикой толчее при шквалах дважды пришлось брать Четвёртый Риф, Впервые за Всю Гонку. И всё это время от самого Ресифе, где-то глубоко в подсознании Гнездился этот Страх – не дойти до финиша, как Худшее, что вообще Может Случиться. Правда тогда книга Питера Николса ещё не была прочитана, но и без неё подобный опыт предшественников создавал неосознанное опасение того, что такая неудача способна разрушить жизнь. Но и сами Страхи не менее опасны, когда им удаётся вырваться из подсознания и они начинают съедать энергию, разрушать заживо того, кто не в состоянии справиться со страхом, особенно в сложной обстановке, когда необходимо мобилизовать себя для выполнения задачи, требующей напряжения всех сил.

Так в чём же Секрет Успеха и в чём Причина Поражения, неудачи?

Петер Николс, в своей прекрасно сделанной книге, исследуя мотивы и анализируя, не делает категорических выводов. И он прав, для того чтобы увидеть истинную причину трагических и триумфальных событий «Гонки Века», или хотя бы приблизиться к их пониманию, нужно Самому побывать в тех условиях, пройти путь сполна.

По мере подготовки к старту Российской Кругосветной Гонки Одиночек мы постараемся, насколько возможно, вспомнить и осмыслить опыт первопроходцев, отдав таким образом дань их трудам, страданиям и жертвам.
Чтобы помочь их последователям, кто сумеет пойти дальше, не повторяя ошибок, сделанных предшественниками.

 

Всегда Ваш
Попутный Ветер.
Viktor Wind.