16.03.2011

Виктор Языков

Виктор Языков

Ранние годы

Виктор Языков родился 29 октября 1948 года. Лазаревское — его место рождения — тогда называлось курортным поселком, а сейчас — это район города Сочи. В семье был старшим, потом родились еще два брата — я (Анатолий) и младший, Станислав.

Отец Аркадий Семенович — человек веселого нрава, отличный столяр и плотник. От него Витя унаследовал любовь к древесине и виртуозное владение шкипарем (с двух рук, между прочим). Мать Нина Ивановна по образованию учитель. Человек добрый, но достаточно строгий, властный и упрямый. От нее Виктору Языкову досталась сила характера.

Воспитывали они нас каждый по-своему, неприхотливо. От отца за шалости изредка доставался подзатыльник, реже, за очень серьезные проступки — ремень. От матери — «нотации» — довольно частая, длинная и неприятная процедура. Основное воспитание — это, конечно же, ежедневные домашние обязанности и работа по дому. Так как наше раннее детство совпало со строительством дома, то работы было предостаточно. А работа в саду и огороде вносила необходимое разнообразие.

О море Виктор мечтал с тех пор, как я себя помню. Его любимые книги — о море, любимый писатель — Джек Лондон, любимый зверь — волк. Нет, конечно же, характер у него не волчий, и он не похож на «морского волка» — персонажа своего любимого писателя, но силой характера с ним поспорит запросто.

«Идея посвятить жизнь морю родилась рано, в 1962 году. Точно помню тот день – за несколько дней до моего четырнадцатилетия погиб отец… У нас на берегу стояла небольшая лодочка – тузик. С отцом мы часто выходили на ней в море. Однажды отец с другом пошел на рыбалку. Стояла осень, и нередко приходили сильные шторма… Товарища обнаружили спустя несколько дней на берегу, лодочку тоже выбросило волнами, а вот отца так и не нашли. Я оказался старшим в семье – двое братьев, совсем малыши. Пришлось бросить школу (доучивался потом в вечерке) и идти работать на нашу верфь подмастерьем. Тогда и появилась отчетливая, осознанная мечта оказаться в океане под парусом, пойти в кругосветное плавание. Когда увидел на верфи яхты, в голове родился план. Мореходка. Нужно получить штурманское образование. Прикинул, что среднему брату Толе тоже неплохо в мореходку поступить, а младшему, Славику, надо в инженеры-конструкторы, чтобы потом спроектировать и построить яхту. По тому давнему плану жизнь и сложилась – все лодки делали вместе. Слава и сейчас руководит строительством, без его ведома ни один узел не собирают. Средний, Анатолий, тоже немало вложил сил, средств и в первую «Лагуну», а потом и в «Ветер перемен».»

При Лазаревской верфи был яхт-клуб. Именно здесь он впервые овладел навыками обращения с парусами. Надо сказать, что на Лазаревской верфи работали и отец, и мать, и младший брат Станислав. Своего рода второй дом. Витя здесь строил шлюпки, учился строить швертботы и яхты. Потом сам, во дворе дома, построил свой первый швертботик. Затем построил катамаран «Колибри» — уже как положено, по чертежам. Потом этот катамаранчик сгнил на крыше домика погранзаставы, куда был помещен за несанкционированный выход в море.

Дальше — служба в армии. Служил в ВДВ, демобилизовался старшиной роты десантников.

«После мореходного училища – на Дальний Восток, в рыбаки. Работа в северных морях – настоящая, мужская. Колоссальная закалка, слабых нет – либо это твоя стихия, либо уезжай обратно! В рыбаках я зарабатывал в месяц 2-3 тысячи при средней зарплате по стране в 120 рублей! Начинал вторым помощником капитана, но уже в следующий рейс пошел первым, затем старпомом, а потом взял и ушел в яхт-клуб на 100 рублей. Из рыбаков никто просто так не уходил – очень блатная работа, но хотелось работы для души, для себя, а не ради бумажек! Ходили по Охотскому морю, в Тихий океан, в Японию, пару раз во льдах затирало. Но потянуло на родину, к Черному морю.»

В 1979 году, являясь руководителем яхт-клуба находкинского торгового морского флота, В.Языков впервые в истории привел советскую яхту в Японию. Там же нашел себе семью, а нам новых родственников — жену Людмилу и сына Алешку.

Яхта «Лагуна British Friendly»

Строительство яхты с перерывами продолжалось около шести лет.

Перерыв первый

В 1986 году он — участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Уходил на шесть месяцев, а вернулся, «набрав дозу радиации» через три.

Перерыв второй

В 1988-90 годах — участие в строительстве яхты «Фазиси» и в гонке Whitbread. Виктор Языков подключился к делу еще на стадии проектирования, и прошел нелегкий путь этого первого коммерческого проекта российских яхтсменов. К глубокому сожалению, несмотря на героические усилия участников проекта, он оказался трагическим (погиб российский шкипер Алексей Грищенко) и бесславным. В очередной раз наше любимое государство не только не поддержало своих героев, открестившись от них, но и всячески замалчивало успехи наших ребят. Виктор был в составе экипажа вплоть до окончания второго этапа гонки Уитбрэд 89-90гг. Ввиду ротации экипажа ему дали отдохнуть один этап, пообещав пригласить на заключительный, но, как это часто бывает, нашлись другие люди, и он уже в этой гонке не участвовал. Он продолжает строительство яхты «Лагуна».

Перерыв третий

По приглашению своих друзей — английских яхтсменов — Виктор Языков стажируется на английской верфи «Elefant». Эта поездка, которую он планировал на две недели, затянулась на четыре месяца. Но она и дала очень много. В это время он познакомился с передовыми технологиями в ремонте, а главное — в строительстве яхт, и что очень важно — завязал тесные отношения с ведущими яхтенными конструкторами и дизайнерами. После эти связи будут использованы им при строительстве яхт по проекту «Wind of Сhangе». Там же получил приглашение от Королевского яхт-клуба Великобритании на участие в трансатлантической гонке одиночек, которая должна была состояться в следующем, 91-ом году. По возвращении на Родину достраивает «Лагуну» — так назвал он свое детище.
1990 — 1991, переход Сочи — Англия на «Лагуне»

««Лагуну», наконец, достроили в начале 1990-х, а на лето 1992-го подали заявку на участие в Трансатлантической гонке одиночек из Британии в Америку. Собирались в Лондон заранее яхту перегнать, уже там довести до ума, и вдруг в Сочи не дают добро на выход за границу. Хоть разбейся – ничего не объясняют, просто молчат. (Потом уже, спустя несколько лет, встретил в Стамбуле бывшего замначальника погранотряда. Он и рассказал, что на одном члене экипажа судимость старая висела, а у другого армянская фамилия, – значит, потенциальный перебежчик.) Мы решили – пойдем в Одессу, там, надеялись, режим проще. Но на траверзе Ялты попали во встречный шторм, а у нас одни паруса и нет двигателя. Понимаю – до Одессы не дойдем, разобьемся. Плюнул на все и повернул к Босфору. Пришли в Стамбул – сразу к нашему морскому консулу, рассказываю ему историю, а сам в кошмарном состоянии, чуть не плачу, обидно до жути. Столько строили, столько сил вложили в лодку, приглашение на гонку Королевского клуба получили… Благо консул оказался нормальным мужиком, понял, что к чему, и посоветовал определиться, туда или сюда, и прямо сказал, что, если останусь, меня завтра же здесь достанут. Нагрузка психологическая была колоссальная – чуть не врагами народа себя считать стали…

Вышли в Средиземное море – шторм сильнейший, таких даже в «ревущих сороковых» во время кругосветки на «Фазиси» не видал. (Как узнали позже, он разорил семь городов на побережье, погибло много судов.) А у нас даже карт нет. В Пирей зашли, и я у одного штурмана на кусок кальки перерисовал атлас всего моря – так по кальке и ориентировались…

Добрались до Гибралтара и выползли в Атлантику, как раз, к встречным штормам в Бискайском заливе. Думал оставить лодку зимовать во Франции или Испании, а по весне добираться до Британии, но решился не ждать и не прогадал. Пять штормов, и все – попутные. Сто пятьдесят миль в день делали. Для малютки «Лагуны» – отличная скорость. Но жутко страшно. Днем темно, как ночью, молнии со всех сторон, град сильнейший. Ветер такой, что шли под одним штормовым стакселем, иначе лодка просто ложится на воду.

А ночью со встречными танкерами в нескольких метрах расходились – вода прямо вибрирует, воняет солярой, чувствуется, как стальная громада в сотни раз больше твоей яхточки ползет в темноте, совсем рядом. И ни зги не видно. Представляешь, что в рубке танкера пусто, судно на автопилоте, а штурмана кемарят. Наедет он на тебя, никто и не заметит, разве что краску с борта обдерешь у него – и на дно…

На последнем издыхании, вымученные, накануне Рождества зашли в Портсмут – в яхт-клубе на нас, как на пришельцев из каменного века, смотрят. У них давно все со вспомогательными движками ходят, у нас – одни паруса. Еще на пристань ступить не успели, как нам сообщили, что СССР больше нет! У нас же никакой связи с миром не было. Ну, думаю, хоть с этим нам повезло, – может, не посадят, когда вернемся.»

Через некоторое время Бурлакин и Дзконян отбыли домой, а Виктор и Людмила, поселившись у приятелей, стали готовиться к старту гонки. Виктор Языков работал на верфи, приводил в порядок поизносившиеся за период навигации яхты англичан, а Людмила выполняла нехитрую женскую работу: убирала в домах, шила занавески и шторы.

Приближалось время старта гонки. Заработанных денег кое-как хватило на то, чтобы подготовить «Лагуну» к гонке: выправить такелаж, запастись продуктами. И здесь не обошлось без помощников: сердобольные англичане помогали, кто чем мог. Мне запомнились самые крупные подарки: подруливающее устройство для яхты и продукты на рейс стоимостью фунтов на пятьдесят. В знак благодарности простым английским людям за их дружелюбие Виктор изменил название яхты. Она стала называться «Laguna British Frendly»
«Laguna British Frendly» в трансатлантической гонке

В воскресенье, 7 июня 1992 года из Плимута в знаменитой гонке OSTAR стартовали 87 смельчаков. Впервые среди вымпелов одиночек над судами реял российский флаг.

Вот записи Виктора Языкова, сделанные в судовом журнале: «Я счастлив, я достиг своей цели. Я мечтал об этом, но на пути к этой мечте я забыл о ней. Когда-то, где-то она потерялась на этом долгом пути…»

Всю дистанцию гонки «Лагуна» шла довольно ходко. И вдруг, на 25-е сутки — штиль! Долгий, изматывающий. Обидно было застрять в самом конце. А когда, наконец, подул долгожданный ветер, он допустил ошибку. Открутилась скоба блока грота-шкотов, и Виктора гиком ударило по голове, сбило с ног. Он вспоминает потом об этом, как о самом кошмарном моменте гонки: «Душила обида: я, профессиональный штурман, умудрился заблудиться!» Когда осознал, где находится, выяснилось: условия для захода в порт самые неблагоприятные.

Приходилось идти против течения и ветра. Вышел из залива, — волна стеной…

И вдруг «Лагуна» пошла легко, преодолевая все препятствия!

До финиша в Ньюпорте, получив зачет, дошли лишь пятьдесят пять участников. «Лагуна» пришла в Ньюпорт спустя двадцать семь дней после старта, заняв тридцать седьмое место в общем зачете и четвертое место в своем классе.

Виктор финишировал 4 июля, в великий праздник американцев — День независимости. С тех пор мы каждый год вспоминаем эту дату. Виктор шлет поздравления своим друзьям и мы, где бы ни были — поднимаем свой бокал за дружбу и большое морское братство и помним тот день, давший начало традиции.

Тот день для него запомнился на всю жизнь. Был волнующий финиш с толпами болельщиков, репортерами и интервью; были встречи с яхтсменами — уже знакомыми, и не очень. Конгрессмен США Рон Макли вручил русскому шкиперу Виктору Языкову американский национальный флаг, специально снятый по такому случаю с Капитолия. Это был триумф!

Но наша жизнь многообразна, в ней всегда присутствуют успехи и неудачи. И большая бочка меда не обошлась без приличной ложки дегтя. За нарушение визового режима Виктора арестовали иммиграционные власти. Наверное, история США знает немного примеров, когда в подобном случае вмешивается президент, но этот случай был именно таким. За Виктора Языкова вступились американские друзья. Глава семьи потомственных военных еще с времен войны севера и юга, бригадный генерал специально звонил по этому поводу своему президенту, и Виктора освободили.

«Первая гонка прошла отлично. У меня связи не было, потому не знал, что мы в своей группе из 18 яхт шли первыми большую часть дистанции. Никому и в голову не могло прийти, ведь там такие гонщики, такие яхты современные выступали! И все равно мы финишировали четвертыми.

В Штатах встретили замечательно! Стал почетным гражданином Ньюпорта, появилось много новых друзей, и они здорово помогли, когда я таки вернулся в Сочи и меня пришли арестовывать за нарушение государственной границы. Награды, поздравительные грамоты американских сенаторов подействовали на воображение пограничников, и меня оставили в покое. В США еще работал какое-то время в компании по производству углепластиковых мачт. Полезный опыт, как раз сейчас для новой лодки (Я/а «Дочь ветра) пригодился.»

Узнать больше о Лагуна British Friendly

Проект «Wind of Change»

После бурных дней, ознаменовавших окончание гонки и празднование Дня независимости, наступили будни. В начале планировалось заработать немного денег на обратную дорогу и вернуться на «Лагуне» домой. Но со временем эти планы поменялись. Вместе с Бобом Адамсом, таким же фанатиком паруса, как и Виктор Языков, было решено сделать совместный проект, в котором бы участвовали два яхтсмена: американец и русский. Цель проекта: построить яхту и участвовать на ней в гонке «Around Alone» 1994-95 годов.

Но с участием в 1994 году ничего не вышло. Стали строить яхты для гонки Around Alone» 1998-99. Спуск яхт на воду первоначально намечался на начало мая 1998, но затем неоднократно откладывался. В последней декаде июня яхту Боба спускали первой, на неделю раньше Витиной.

Подготовка к переходу и торжественные проводы затянули окончательный отход до 17-го июля — на полтора месяца позже запланированного.

Эта задержка усугубилась в дальнейшем слабыми противными ветрами в Атлантике, что поставило под сомнение участие Боба и Виктора в гонке. С Бобом так и случилось. За три дня до старта он заявил о своем неучастии в гонке.

От Виктора Языкова не было никаких вестей вплоть до его появления в Чарльстоне. Не знаю, есть ли среди Богов тот, что отвечает за связь, но если он есть, то очень сердит на Виктора. Как и в гонке через Атлантику в 92-ом, так и в этом переходе, и на первом и на втором этапах гонки он оказывался без связи.

И тем не менее за два дня до старта он пришел в Чарльстон.

Узнать больше о проекте «Wind of Change»

«Around Alone» и «Ветер перемен»

Виктор Языков, опаздывая на старт гонки «Around Alone» 1998-1999, всё же выходит на дистанцию, получив 271 час штрафного времени.

По результатам гонки профессиональный журнал «Seahorse» присвоил Языкову титул «Яхтсмен месяца», Всероссийская федерация парусного спорта назвала Виктора Языкова «Яхтсменом года», Русский биографический институт присвоил Языкову звание «Человек года» в номинации «Спорт». В этом же году Языкову присвоено звание «Почетный гражданин города Сочи».

Июнь 2000 В.Языков на яхте «Ветер перемен» занимает 2 место в Трансатлантической гонке одиночек (класс «Open-40»).

Узнать больше о проекте «Around Alone» и «Ветер перемен»

City of Sochi

В планах строительство 50-футовой лодки для гонки Vendee Globe. Для начала нового проекта, приходится продать яхту «Ветер перемен». Но как и все начинания, этот проект идёт тяжело. Финансирование ограничено, но Виктору Аркадьевичу удаётся найти стартовый капитал и верфь в Италии, где обещают незадорого построить яхту «City of Sochi». Но Виктора Языкова не устраивает качество работ. Он постоянно вмешивается в рабочий процесс, требует безупречного качества. В итоге из-за нехватки средств строительство останавливается.

В итоге 2003 году недостроенный корпус Виктор спускает в море, устанавливает временную мачту и отправляется в Сочи. в Атакау-марин он встречается с Евгением Гвоздёвым и берёт его яхту «Саид» на буксир до г. Сочи.

Дочь ветра

Происходит переоценка ценностей. После неудачи с последним проектом В.Языков отходит от гонок вообще, о чём ни разу не жалеет. Как у Бернарда Муатисье, у яхтсмена-одиночника наступает момент, когда он ясно понимает, что гонка после определённого этапа развития только мешает дальнейшим поискам. Наконец-то Виктор Аркадьевич Языков с удовольствием и со спокойствием создаёт идеальную яхту. Идёт строительство «Дочери ветра».

26 мая 2007 Виктор Аркадьевич впервые спускает на воду свою яхту второго поколения «Дочь ветра» и отправляется в испытательные плавания по Чёрному морю. В целом идеи, заложенные в яхту, работают.

2008 Повторный спуск яхты «Дочь ветра». Переделана мачта, удлинён корпус, выполнены другие важные работы по доводке яхты. Переход с экипажем через Канарские острова в США (Чарльстон).

2009 Одиночный переход на яхте «Дочь Ветра» по маршруту Чарльстон — Нью-порт (США) — Саумптон (Англия).

2010 Одиночное плавание Саумптон (Англия) — Канарские острова

2011 Одиночное плавание в течении 42 дней по Атлантике Ла Гомера (Канарские 0строва) — Ла Гомера.

2012-2014 гг. Одиночное кругосветное плавание на яхте «Дочь Ветра» по маршруту Канарские острова — Панамский канал — Новая Зеландия — о.Маврикий — Канарские острова.

 

«Очевидно, что Виктор Языков превосходный моряк и имеет невероятную храбрость и твердость духа… Это замечательно, что он участвует в гонке, он очень упорно трудился, чтобы сделать это и он заслуживает поздравления. Россия должна гордиться этим моряком!»

Марк Шредер, директор гонки «Around Alone»
«Не важно, что ты делаешь. Ты всегда делаешь лишь одно дело. Ты создаешь себя.»

«На земле слишком много зла, исходящего от людей. Природа же бывает жестокой, но никогда не бывает злой. Она просто проверяет твои способности. Море справедливо.»

Виктор Языков

 

Авторы статьи: Анатолий Языков, Виталий Елагин

Видео сюжет о Викторе Языкове


Ссылки на материалы о Викторе Языкове

1. Знаменитый фильм Виктора Языкова «Ветер перемен»,  а также «Ветер перемен на верфи», «Дочь ветра»

2.   Виктор Языков. Наедине с океаном. На сайте «Яхтенный мир»

3. Виктор Языков (по материалам сайта «Ветер перемен»)

4. Лицом к лицу с кумиром


Комментарии:

7 комментариев читателей статьи "Виктор Языков"

  1. @Синдбад пишет:

    да хороший сайт и во истину уважаю мужество и отвагу русских моряков.Есть чему нам гордиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




Проверочный код *